Агния Барто биография, личная жизнь и интересные факты (2018)

Биография

Отец девочки очень любил басни Крылова и с самого детства своей дочери регулярно читал ей их на ночь. Он же учил маленькую дочку читать, по книге Льва Толстого. Отец Агнии очень любил произведения классика русской литературы, потому на первый же День рождения подарил своей дочери книгу под названием «Как живет и работает Лев Николаевич Толстой».

image
Агния Барто в молодости
image
Агния Барто в молодости

Творческая карьера

Однажды хореографическое училище, в котором занималась Агния Барто, посетил нарком просвещения Анатолий Луначарский. Он пришел на выпускные зачеты воспитанников училища и, помимо прочего, услышал, как юная поэтесса под аккомпанемент музыки Шопена зачитывала весьма внушительное по размерам стихотворение «Похоронный марш» собственного сочинения. Хотя произведение было отнюдь не юмористическим, Луначарский с трудом удержался от смеха и уверенно заявил, что девушка будет писать прекрасные, веселые и радостные стихи.

Агния Барто в балетной труппе

Свои первые произведения поэтесса понесла в Госиздат в 1925 году. «Мишка-воришка» и «Китайчонок Ван Ли» понравились издательству, и стихотворения были опубликованы. Далее последовали сборники стихов «Игрушки», «Братишки», «Мальчик наоборот», «Снегирь», «Болтунья» и многие другие.

Агния Барто и ее читатели

При этом Агния Львовна всегда оставалась очень скромным и застенчивым человеком. Так, она была без ума от Маяковского, но при первой встрече с ним даже не посмела открыть рта. Впрочем, впоследствии разговор о детской поэзии у Барто и Маяковского все же состоялся, и Агния много почерпнула из него для своего будущего творчества. А когда один из стихов Агнии прослушал Корней Чуковский, она заявила, что его написал пятилетний мальчик. Не менее волнительным для писательницы стал и разговор с Максимом Горьким.

Агния Барто и Владимир Маяковский
Агния Барто

Послевоенный период

После войны поэтесса очень часто посещала детские дома, общалась с сиротами, читала свои стихи, над некоторыми детскими домами даже шефствовала. В 1947 году Агния Барто опубликовала одно из самых психологических тяжелых своих произведений – поэму «Звенигород», посвященную многочисленным детям, у которых война забрала родителей.

Поэтесса взялась за работу, которая была не по силам никому. В ее радиопередаче «Найти человека» дети рассказывали о своих обрывочных воспоминаниях из тех времен, когда они еще жили с родителями. Барто зачитывала отрывки писем, ей помогали слушатели: в результате огромное количество людей нашли своих родных именно благодаря Агнии Львовне.

Агния Барто

Кроме того, по сценариям Агнии были сняты фильмы «Алеша Птицын вырабатывает характер», «Слон и веревочка». Небольшая фильмография поэтессы включает в себя также картину «Подкидыш», написать сценарий для которой Барто помогла Рина Зеленая.

Личная жизнь

Первый муж Агнии Львовны – поэт Павел Барто, фамилию которого поэтесса впоследствии носила всю жизнь. Этот брак, заключенный в молодости обоих поэтов, продлился менее десяти лет.

Агния Барто с первым мужем

Вторым супругом писательницы стал Андрей Щегляев, с которым она прожила в счастье и любви вплоть до 1970 года, когда Андрей Владимирович умер из-за онкологического заболевания.

Агния Барто с мужем Андреем

Смерть

Агния Барто скончалась 1 апреля 1981 года, причина смерти – проблемы с сердцем. После вскрытия врачи были поражены тем, что поэтесса прожила достаточно долгую жизнь при том, что у нее были крайне слабые сосуды.

Могила Агнии Барто

Опубликовано пользователем сайта

Что читаем

♦ Барто Агния Львовна (1906-1981) родилась 17 февраля в Москве в семье ветеринарного врача. Получила хорошее домашнее воспитание, которым руководил отец. Училась в гимназии, где и начала писать стихи. Одновременно занималась в хореографическом училище.

♦ Первый раз Агния вышла замуж рано: в 18 лет. Молодой симпатичный поэт Павел Барто, у которого были английские и немецкие предки, сразу понравился талантливой девушке Агнии Воловой. Они оба боготворили поэзию и писали стихи. Поэтому общий язык молодые люди нашли сразу, но… Ничего, кроме поэтических изысканий, их души не связывало. Да, у них родился общий сын Игорь, которого дома все называли Гариком. Но именно друг с другом молодым родителям вдруг стало неимоверно тоскливо. И они разошлись. Сама Агния росла в крепкой, дружной семье, поэтому развод ей дался непросто. Она переживала, но вскоре всецело отдалась творчеству, решив, что должна быть верной своему призванию.

♦ Отец Агнии, московский врач-ветеринар Лев Волов, хотел, чтобы его дочь стала известной балериной. В их доме пели канарейки, читались вслух басни Крылова. Он слыл тонким знатоком искусства, обожал ходить в театр, особенно любил балет. Вот почему юная Агния пошла учиться в балетное училище, не смея противиться воле отца. Однако в перерывах между занятиями она с упоением читала стихи Владимира Маяковского и Анны Ахматовой, а затем в тетрадку записывала свои творения и мысли. Агния, по словам ее друзей, в ту пору была внешне похожа на Ахматову: высокая, со стрижкой каре… Под влиянием творчества своих кумиров она стала сочинять все больше и чаще.

♦ Поначалу это были стихотворные эпиграммы и зарисовки. Потом появились стихи. Однажды на танцевальном спектакле Агния под музыку Шопена со сцены читала свою первую поэму «Похоронный марш». В этот момент в зал зашел Александр Луначарский. Он сразу разглядел талант Агнии Воловой и предложил профессионально заняться литературной работой. Позже он вспоминал, что, несмотря на серьезный смысл поэмы, которую он услышал в исполнении Агнии, он сразу почувствовал, что она в будущем будет писать веселые стихи.

♦ Когда Агнии было 15 лет, она устроилась работать в магазин «Одежда» — слишком уж было голодно. Зарплаты отца не хватало, чтобы прокормить всю семью. Поскольку на работу брали только с 16 лет, пришлось солгать, что ей уже 16. Поэтому до сих пор юбилеи Барто (в 2007-м было 100 лет со дня рождения) отмечают два года подряд.

♦ Первая огромная популярность пришла к Барто после того, как увидел свет цикл поэтических миниатюр для самых маленьких «Игрушки» (про бычка, лошадку и т. д.) — в 1936 г. Книги Агнии стали издаваться гигантскими тиражами…

♦ Судьба не захотела оставлять Агнию в одиночестве и в один прекрасный день свела ее с Андреем Щегляевым. Этот талантливый молодой ученый целенаправленно и терпеливо ухаживал за симпатичной поэтессой. На первый взгляд это были два совершенно разных человека: «лирик» и «физик». Творческая, возвышенная Агния и теплоэнергетик Андрей. Но в действительности создался на редкость гармоничный союз двух любящих сердец. По словам членов семьи и близких друзей Барто, за почти 50 лет, что Агния и Андрей прожили вместе, они ни разу не поссорились. Оба активно работали, Барто часто выезжала в командировки. Они во всем поддерживали друг друга. И оба стали известными, каждый в своей области. Муж Агнии прославился на поприще теплоэнергетики, став членом-корреспондентом Академии наук.

♦ У Барто и Щегляева родилась дочь Таня, про которую ходила легенда, что именно она явилась прототипом знаменитого стишка: «Наша Таня громко плачет». Но это не так: стихи появились раньше. Даже когда дети выросли, было решено всегда жить большой семьей под одной крышей вместе с женами-мужьями детей и внуками — так хотела Агния.

♦ В конце тридцатых она ездила в эту “опрятную, чистенькую, почти игрушечную страну”, слышала нацистские лозунги, видела хорошеньких белокурых девочек в платьицах,”украшенных” свастикой. Она поняла, что война с Германией неизбежна. Ей, искренне верящей во всемирное братство если не взрослых, то хотя бы детей, все это было дико и страшно. Но с ней самой война обошлась не слишком сурово. Она не разлучалась с мужем даже во время эвакуации: Щегляев, ставший к тому времени видным энергетиком, получил направление на Урал. У Агнии Львовны в тех краях жили друзья, которые пригласили ее пожить у них. Так семья обосновалась в Свердловске. Уральцы казались людьми недоверчивыми, закрытыми и суровыми. Барто довелось познакомиться с Павлом Бажовым, который полностью подтвердил ее первое впечатление о местных жителях. Свердловские подростки во время войны работали на оборонных заводах вместо ушедших на фронт взрослых. Они настороженно относились к эвакуированным. Но Агнии Барто было необходимо общаться с детьми — у них она черпала вдохновение и сюжеты. Чтобы иметь возможность побольше с ними общаться, Барто по совету Бажова получила профессию токаря второго разряда. Стоя у токарного станка, она доказывала, что “тоже человек”. В 1942 году Барто сделала последнюю попытку стать “взрослым писателем”. Вернее — фронтовым корреспондентом. Из этой попытки ничего не вышло, и Барто вернулась в Свердловск. Она понимала, что вся страна живет по законам войны, но все же очень тосковала по Москве.

♦ В столицу Барто вернулась в 44-м, и почти сразу жизнь вошла в привычное русло. В квартире напротив Третьяковской галереи снова занималась хозяйством домработница Домаша. Возвращались из эвакуации друзья, сын Гарик и дочь Татьяна опять начали учиться. Все с нетерпением ждали, когда закончится война. 4 мая 1945 года Гарик вернулся домой раньше обычного. Домаша запаздывала с обедом, день стоял солнечный, и мальчик решил прокатиться на велосипеде. Агния Львовна не возражала. Казалось, ничего плохого не могло случиться с пятнадцатилетним подростком в тихом Лаврушинском переулке. Но велосипед Гарика столкнулся с выехавшим из-за угла грузовиком. Мальчик упал на асфальт, ударившись виском о бордюр тротуара. Смерть наступила мгновенно.                                                С сыном Игорем

♦ Надо отдать должное силе духа Агнии Львовны — она не сломилась. Тем более ее спасением было дело, которому она посвятила свою жизнь. Ведь Барто писала еще и сценарии к фильмам. Например, при ее участии созданы такие известные ленты, как «Подкидыш» с Фаиной Раневской, «Алеша Птицын вырабатывает характер». Она и во время войны занималась активной деятельностью: выезжала на фронт с чтением своих стихов, выступала на радио, писала для газет. И после войны, и после личной драмы она не перестала быть в центре жизни страны.                                                         Кадр из к/ф “Подкидыш”

                            “Алеша Птицын вырабатывает характер” (1953)

♦ Позже она явилась автором масштабной акции по поиску родственников, потерявшихся во время войны. Агния Барто стала вести программу на радио «Найти человека», где зачитывала письма, в которых люди делились обрывочными воспоминаниями, недостаточными для официального розыска, но жизнеспособными для «сарафанного радио». Например, кто-то писал, что, когда его маленьким увозили от дома, он запомнил цвет калитки и первую букву названия улицы. Или одна девочка помнила, что жила с родителями возле леса и папу ее звали Гришей… И находились люди, которые восстанавливали общую картину. За несколько лет работы на радио Барто смогла объединить около тысячи семей. Когда программу закрыли, Агния Львовна написала повесть «Найти человека», которую опубликовали в 1968 году.

♦ Агния Барто, прежде чем сдать рукопись в печать, писала бесконечное количество вариантов. Обязательно читала стихи вслух домочадцам или по телефону коллегам-друзьям – Кассилю, Светлову, Фадееву, Чуковскому. Внимательно выслушивала критику, и если принимала, то переделывала. Хотя однажды категорически отказалась: собрание, решавшее в начале 30-х годов судьбу ее «Игрушек», решило, что рифмы в них – в частности в знаменитом «Уронили мишку на пол…» – слишком трудны для детей.

                                                     Татьяна Щегляева (дочь)

«Она не стала ничего менять, и книжка из-за этого вышла позже, чем могла бы, – вспоминает дочь Татьяна – Мама вообще была человеком принципиальным и часто категоричным. Но у нее было на это право: она не писала о том, чего не знала, и была уверена, что детей надо изучать. Всю жизнь этим и занималась: читала присланные в «Пионерскую правду» письма, ходила в ясли и детские сады – иногда для этого приходилось представляться сотрудником отдела народного образования, – слушала, о чем говорят дети, просто гуляя по улице. В этом смысле мама работала всегда.                                             В окружении детишек (еще в молодости) 

♦ Дома  Барто была главой. Последнее слово было всегда за ней. Домочадцы ее берегли, не требовали варить щи и печь пироги. Этим занималась Домна Ивановна. После смерти Гарика Агния Львовна стала бояться за всех родных. Ей было необходимо знать, где кто находится, что со всеми все в порядке. «Мама была главным рулевым в доме, все делалось с ее ведома, – вспоминает дочь Барто, Татьяна Андреевна. – С другой стороны, ее берегли и старались создавать рабочие условия – пирогов она не пекла, в очередях не стояла, но была, конечно, хозяйкой в доме. С нами всю жизнь прожила няня Домна Ивановна, которая пришла в дом еще в 1925 году, когда родился мой старший брат Гарик. Это был очень дорогой для нас человек – и хозяйка уже в другом, исполнительном смысле. Мама всегда с ней считалась. Могла, например, спросить: «Ну, как я одета?» И нянечка говорила: «Да, так можно» или: «Странно собралась»

♦ Агния всегда интересовалась воспитанием детей. Она говорила: «Детям нужна вся гамма чувств, рождающих человечность». Она ходила в детские дома, школы, много разговаривала с детишками. Разъезжая по разным странам, пришла к выводу, что у ребенка любой национальности богатейший внутренний мир. В течение многих лет Барто возглавляла Ассоциацию деятелей литературы и искусства для детей, была членом международного Андерсеновского жюри. Стихи Барто переведены на многие языки мира.

♦ Ее не стало 1 апреля 1981 года. После вскрытия врачи были потрясены: сосуды оказались настолько слабыми, что было непонятно, как кровь поступала в сердце последние десять лет. Однажды Агния Барто сказала: “Почти у каждого человека бывают в жизни минуты, когда он делает больше, чем может”. В случае с ней самой это была не минута — так она прожила всю жизнь.

♦ Барто любила играть в большой теннис и могла организовать поездку в капиталистический Париж, чтобы купить пачку понравившейся ей бумаги для рисования. Но при этом у нее никогда не было ни секретаря, ни даже рабочего кабинета — лишь квартира в Лаврушинском переулке и мансарда на даче в Ново-Дарьино, где стоял старинный ломберный столик и стопками громоздились книги.

♦ Она была неконфликтна, обожала розыгрыши и не терпела чванства и снобизма. Однажды она устроила ужин, накрыла стол -и к каждому блюду прикрепила табличку: “Черная икра — для академиков”, “Красная икра — для членов-корреспондентов”, “Крабы и шпроты — для докторов наук”, “Сыр и ветчина — для кандидатов”, “Винегрет — для лаборантов и студентов”. Рассказывают, что лаборантов и студентов эта шутка искренне повеселила, а вот у академиков чувства юмора не хватило, — некоторые из них тогда серьезно обиделись на Агнию Львовну.

♦ Семидесятые годы. В Союзе писателей встреча с советскими космонавтами. На листочке из блокнота Юрий Гагарин пишет: «Уронили мишку на пол…» и протягивает его автору, Агнии Барто. Когда впоследствии Гагарина спросили, почему именно эти стихи, тот ответил: «Это первая книга о добре в моей жизни». 

Обновлено 08/12/14 14:07:

Упс… забыла в начало поста вставить кусочек от себя лично)) Наверное, именно стихи Агнии Барто повлияли на то, что мне с детства жалко собачек, кошечек, бабушек и дедушек, которые просят милостыню (я не про тех, кто как на вахте каждый день стоят в одних и тех же переходах метро…). Помню, в детстве смотрела мультик “Кошкин дом” и буквально рыдала  – так мне было жаль Кошку и Кота, потому что у них сгорел дом, но их пожалели котята, у которых самих-то ничего нет))))) (я знаю, что это Маршак). Но ведь плакал бедный ребенок (я) от своей чистой, наивной, детской доброты! А узнавала я доброту не только от мамы с папой, но и из таких книжек и стихов, которые писала Барто. Так что Гагарин очень точно сказал… 

Обновлено 08/12/14 15:24:

Травля Чуковского в 30-е годы

Такой фактбыл. Детские стихи Чуковского подверглись в сталинскую эпоху жестокой травле, хотя известно, что сам Сталин неоднократно цитировал «Тараканище». Инициатором травли стала Н. К. Крупская, неадекватная критика исходила и от Агнии Барто, и от Сергея Михалкова. В среде партийных критиков редакторов возник даже термин — «чуковщина». Чуковский взял на себя обязательство написать ортодоксально-советское произведение для детей «Весёлая колхозия», но не сделал этого. Хотя другие источники говорят, что она не совсем травила Чуковского, а лишь не отказалась подписать какую-то коллективную бумагу. С одной стороны, не по-товарищески, а с другой… Сами решайте) Кроме того, в последние годы Барто навещала Чуковского в Переделкино, они поддерживали переписку… Так что либо Чуковский такой добрый, либо Барто попросила прощения,  либо мы многого не знаем.

Кроме того, Барто замечена и в травле Маршака. Цитирую: “Пришла Барто в редакцию и увидела на столе гранки новых стихов Маршака. И говорит: “Да такие стихи я могу писать хоть каждый день!” На что редактор ответил: “Умоляю, пишите их хотя бы через день…” 

Обновлено 09/12/14 09:44:

Продолжаю раскрывать тему травли)) Что касается Маршака и прочих. 

В конце 1929 – начале 1930 гг. на страницах “Литературной газеты” развернулась дискуссия “За действительно советскую детскую книгу”, которая ставила три задачи: 1) вскрыть всякого рода халтуру в области детской литературы; 2) способствовать становлению принципов для создания действительно советской детской литературы; 3) объединить квалифицированные кадры настоящих детских писателей.

С первых же статей, открывших эту дискуссию, стало ясно, что она пошла по опасному пути, по пути травли лучших детских писателей. Произведения Чуковского и Маршака были подведены под рубрику “бракованной литературы” и попросту халтуры. Некоторые участники дискуссии “обнаружили” “чуждую направленность литературного дарования” Маршака, сделали вывод о том, что он “явно чуждый нам по идеологии”, а его книги “вредные, бессодержательные”. Начавшись в газете, дискуссия скоро охватила и некоторые журналы. Дискуссия раздувала ошибки талантливых авторов и пропагандировала нехудожественные произведения некоторых писателей.

Характер нападок, тон, которым эти нападки выражались, были абсолютно недопустимы, о чем и заявила группа ленинградских писателей в своем письме: “нападки на Маршака носят характер травли”.

Оставьте свой голос:1742 + –> 10:47 17.02.2016 (обновлено: 12:56 17.02.2016) © РИА Новости / В. Зараменских Перейти в фотобанк Читать ria.ru в 17 февраля 2016 года исполняется 110 лет с рождения советской детской поэтессы, писателя и сценариста Агнии Львовны Барто.

Агния Львовна Барто (урожденная Волова, по некоторым источникам, настоящее имя Гетель Лейбовна родилась 17 (4 по старому стилю) февраля 1906 года в Москве в семье ветеринара.

Училась в гимназии, занималась в балетной студии Нелидовой.

В 1924 году она была зачислена в балетную труппу. Труппа впоследствии эмигрировала из Советской России, а девушка по просьбе отца осталась в Москве.

Стихи она начала писать еще в детстве. Профессиональной литературной работой занялась по совету наркома просвещения Анатолия Луначарского, который присутствовал на выпускном экзамене хореографического училища и слышал, как Агния читала собственные стихи.

В 1925 году были опубликованы ее первые стихотворения “Китайчонок Ван Ли” и “Мишка-воришка”. За ними последовали “Первое мая” (1926), “Братишки” (1928). Некоторые стихотворения были написаны совместно с мужем, поэтом Павлом Барто, — “Девочка чумазая” и “Девочка-ревушка” (1930).

В 1937 году Агния Барто была делегатом Международного конгресса в защиту культуры, который проходил в Испании. Во время Великой Отечественной войны (1941-1945) Барто часто выступала по радио в Москве и Свердловске, писала военные стихи, статьи, очерки. В 1942 году она была корреспондентом “Комсомольской правды” на Западном фронте.

В 1940-1950-х годах вышли ее сборники “Первоклассница”, “Звенигород”, “Веселые стихи”.

В 1950 году за сборник “Стихи детям” (1949) она была удостоена Государственной премии СССР.

В 1958 году Барто написала большой цикл сатирических стихов для детей “Лешенька, Лешенька”, “Дедушкина внучка” и др.

С 1965 года в течение нескольких лет Барто вела на радио “Маяк” передачу “Найти человека”, в которой занималась поисками людей, разлученных войной.

С ее помощью было воссоединено около тысячи семей. Об этой работе Барто написала повесть “Найти человека”, опубликованную в 1968 году.

В 1977 году Барто опубликовала поэтический сборник “Переводы с детского”, в котором поэтесса перевела с разных языков детские стихи.

В 1976 году вышла ее книга “Записки детского поэта”.

В кино как сценарист Агния Барто дебютировала в 1939 году в кинофильме “Подкидыш”, снискавшем большую популярность у зрителей.

Затем она написала сценарии детских фильмов “Слон и веревочка” (1946) и “Алеша Птицын вырабатывает характер” (1953), “10 000 мальчиков” (1961), а также новеллы “Черный котенок” в киноальманахе “От семи до двенадцати” (1965).

В 1973 году по сценарию Барто была поставлена драма “Ищу человека”. В основе фильма, поставленного по одноименной книге и по циклу радиопередач писательницы, — подлинные истории о разлуках и встречах, о поисках близких, продолжавшихся много лет после войны.

Агния Барто — лауреат Государственной премии СССР (1950), Ленинской премии (1972). Награждена орденом “Знак почета”.

В течение многих лет Барто возглавляла Ассоциацию деятелей литературы и искусства для детей, была членом международного Андерсеновского жюри.

В 1976 году ей была присуждена Международная премия имени Г.Х. Андерсена.

1 апреля 1981 года Агния Барто скончалась в Москве. Похоронена на Новодевичьем кладбище.

Агния Барто была дважды замужем. После развода с первым мужем — поэтом Павлом Барто, она вышла замуж за ученого-энергетика Андрея Щегляева, от брака с которым родилась дочь Татьяна. Ее сын от первого брака Игорь погиб в 1945 году.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

17.02.2019

Агния Барто даёт автографы пионерам / Изображение на обложке: РИА Новости

114 (на самом деле — 113) лет назад родилась Агния Барто. Она призывала детей к добру и жёстко судила своих коллег-литераторов во времена, когда такое осуждение могло стоить — и стоило — им карьеры и даже свободы. В её биографии есть немало эпизодов, о которых поклонники Барто предпочли бы забыть. Но её стихи нравятся детям, и даже сегодня родители-гуманисты, пусть и стиснув зубы, вынуждены снова и снова читать про зайку.

Барышня из балетного училища

17 февраля 1906 года в Москве в семье ветеринарного врача Льва Волова родилась дочь Агния, единственная и любимая. По свидетельству дочери писательницы Татьяны, на самом деле Барто родилась в 1907. Она приписала себе год, чтобы получить «селёдочный паек»: в послереволюционные годы рабочим раздавали селёдочные головы. 15-летняя Агния притворилась шестнадцатилетней, чтобы пойти работать делопроизводителем в «Главодежду».

Задержалась она там ненадолго. Уже в 1925 вышли первые сборники её книг, и началась слава первой советской поэтессы. Но когда революция ещё только маячила на далёком горизонте, из Барто воспитывали барышню: стихи, книги, няня, балет — обычное буржуазное детство, о котором сама она, став советским поэтом, старательно не вспоминала.

Агния Львовна Барто, 1924 год

Родители будущей поэтессы — евреи-литваки — были людьми образованными и несколько утончёнными. Отец приложил все усилия, чтобы передать дочери свои представления о прекрасном: Лев Волов любил Льва Толстого и учил дочь читать по его «Азбуке». Она ходила в гимназию и в балетное училище, но большого таланта к балету не проявила. Зато с четырёх лет она сочиняла стихи, поначалу подражая Анне Ахматовой и заполняя целые тетрадки «сероглазыми королями».

Восхищалась Владимиром Маяковским. В книге воспоминаний «Записки детского поэта» Барто рассказывала, как впервые встретилась с ним: она играла в теннис на Акуловой горе в Пушкино, он жил на соседней даче. И хотя она так и не решилась познакомиться, смелые рифмы Маяковского, его манера писать «лесенкой», конечно, сильно повлияли на поэзию Барто.

«Рождайся,

Новый человек,

Чтоб гниль земли

Вымерла!

Я бью тебе челом,

Век,

За то, что дал

Владимира».

Существует легенда (её, кстати, рассказывала сама дочь писательницы, Татьяна Щегляева) о том, как Агния Барто начала писать стихи для детей. На выпускной экзамен хореографического училища якобы пришёл сам нарком просвещения Луначарский. На экзамене Агния читала «Похоронный марш» собственного сочинения. На следующий день юную поэтессу вызвали в наркомат и велели писать стихи для детей.

Книга Агнии Барто «Записки детского поэта», издание 1976 года

Она долго сомневалась, не стоит ли ей писать для взрослых, и вспоминала, как хотела обратиться за советом к Владимиру Маяковскому. Она пришла к поэту на выступление, в конце Маяковский показал на детей в зале и сказал: «Вот для кого надо писать». И Агния Барто стала писать для детей.

Любовь к Чуковскому и борьба с Маршаком

Первые стихи Агния писала вместе со своим первым мужем, Павлом Барто. Они поженились в 1924, три года спустя у них родился сын Эдгар, но сразу после этого супруги развелись. Звонко звучащую фамилию «Барто» Агния оставила себе. Первый супруг этого так и не простил ей всю жизнь: он тоже был детским писателем, но на всю жизнь остался «мужем Барто». Он, впрочем, отомстил, опубликовав их юношеские стихи, которые Барто просила его не печатать. Например, «Девочку чумазую» («Ах ты, девочка чумазая, где ты руки так измазала? Чёрные ладошки; на локтях — дорожки»). Читатели возмущались: разве советские дети так себя ведут?

«Бедный маленький китайчик

С длинной тонкою косой.

Косоглазый, словно зайчик,

Вечно грязный и босой».

«Китайчонок Ван Ли», 1925

Первые книги Агнии Барто, «Китайчонок Ван Ли» и «Мишка-воришка», вышли в 1925 году. Они ещё конъюнктурные, насквозь политические: в одном стихотворении воришка перевоспитывается под влиянием пионеров. В другом — китайский мальчик марширует с пионерами по Красной площади, спасённый от мирового империализма. Книга «Братишки» (1928) — колыбельные песни матерей мира, которые жалуются на эксплуатацию и мечтают о революции, — стала одной из тех, что сжигались на кострах в нацистской Германии.

Агния Барто с первым мужем Павлом Барто

Это был уже поэтический успех, но ещё не лирический. Поэтесса и сама понимала свои слабости. Поэтому ходила учиться у лучших: сначала у Чуковского, потом у Маршака. Чуковский был с ней внимателен и добр («Он был добрым человеком», — скажет потом Барто его дочери Лидии, исключая её из Союза писателей), хоть и ругал её стихи за недостаточную лиричность. «Только лиричность делает острословие юмором», — учил Чуковский и корил Барто за «рюшечки, оборочки, бюстгальтеры и прочие вспомогательные средства», с помощью которых она пыталась слепить красотой.

Книга Агнии Барто «Мишка-воришка» и «Китайчонок Ван Ли», издание 1925 года

Агния злилась, обижалась, искала своё собственное вдохновение в фольклорной поэзии, но советам следовала. Её лучший сборник, «Игрушки», вышедший в 1936 году, — это лиричность, доведённая до ударной силы хокку. Зайку бросила хозяйка, мишке оторвали лапу, бычок вздыхает, что сейчас упадёт — просто воплощённое русское страдание, которое найдёт продолжение только много лет спустя у Виктора Пелевина.

Учёба у Маршака превратилась в настоящую битву. Они ругались, обзывали друг друга правыми и левыми попутчиками и приспособленцами. Вашим «подмаршачником» я быть не хочу, объявляла ему Барто. И всё же хотела учиться у него, хотя он гораздо чаще ругал её, чем хвалил: Агнии не хватало цельности стиха, завершённости каждого образа, внимательному отношению к слову.

«Трудно было жить на свете,

И, по правде говоря,

Я терпел мученья эти

Только ради снегиря».

«Снегирь», 1938

Барто вспоминала, как однажды сказала Маршаку: «Давайте встретимся в следующий раз только тогда, когда вы примете всё мое стихотворение в целом, а не отдельные куски или строчки». Он пришёл к ней много лет спустя, в 1938, со стихотворением «Снегирь», и сказал: «Прекрасное стихотворение, но одно слово надо изменить: „Было сухо, но калоши я покорно надевал“. Слово „покорно“ здесь чужое». Барто послушалась учителя. В дальнейшем мальчик надевал калоши уже не покорно, а «послушно». Ахматовщина была искоренена.

Сборник Агнии Барто «Игрушки», издание 1936 года

«Мне хочется спросить у вас: почему вы такая злая! Откуда в вас столько злости?»

Агнии Барто далеко не всегда приходилось легко. Когда в 30-х годах начались гонения на недостаточно пролетарских писателей, доставалось и ей. В статье в «Комсомольской правде» критик Израиль Разин писал, что Барто пишет «псевдосоветскую и псевдообразовательную литературу», её стихи обсуждались на собраниях, где немало доставалось её сложным и слишком авангардным рифмам.

Барто поспешила отречься от Чуковского, по которому в то время с подачи Крупской шла пальба из всех орудий. В 1930 году Барто и ещё 19 писателей подписали открытое письмо против народных сказок и сказок Чуковского. «Мойдодыр», например, обвинялся в оскорблении чувств трубочистов: «Нельзя давать детям заучивать наизусть: „А нечистым трубочистам — Стыд и срам, стыд и срам!“ — и в то же время внедрять в их сознание, что работа трубочиста так же важна и почётна, как и всякая другая».

Агния Барто, 1940-е годы

Своего учителя Барто предаст ещё дважды: в 1944 году, когда Чуковского вызовут в Союз писателей и пропесочат за «Военную сказку», он расскажет своей дочери Лидии, что «ниже всех» была Агния Барто. Спустя 30 лет, 9 января 1974 года, голос Барто будет самым громким на процессе исключения дочери Чуковского, Лидии, из «Союза писателей»: «В своих письмах Корней Иванович хвалит мои стихи, благодарит меня. Он очень ценил мои стихи. Он был добрый человек. А вы — злая. Откуда в вас столько злобы? Опомнитесь, Лидия Корнеевна, подобрейте!».

Чем больше стихи поучали, тем более неловкими получались

В целом судьба Агнии Барто в СССР была более чем счастливой: Сталинские и Ленинские премии сыпались на неё в послевоенные годы, как из рога изобилия. Она была счастливо замужем за «самым красивым деканом» страны Андреем Щегляевым. Омрачала этот счастливый брак смерть её сына Эдгара: за несколько дней до Победы, 5 мая 1945 года, он поехал кататься на велосипеде перед ужином, на него наехал на грузовик, и он моментально умер от удара в висок.

Агния Барто со вторым мужем Андреем Щегляевым и дочерью Таней

Этот удар, от которого Барто так никогда и не оправилась, стал знаком какого-то её личного внутреннего поворота. До этого она старалась писать о маленьких проблемах детей, и её частный детский мир становился способом эскапизма от необходимости прославления советской действительности. После войны Агния Барто восхваляла её уже с некоторым остервенением. Так возникла, например, поэма «Звенигород» (1947) о детском доме сирот войны.

«Новый, двухэтажный

На пригорке дом,

Тридцать юных граждан

Проживают в нём».

Появилось стихотворение «Петя рисует» 1951 года, где мальчик рисует советскую действительность весёлыми красками, а американскую жизнь — чёрными. Затем было опубликовано её открытое требование в «Литературной газете» обличать в стихах «лживую американскую свободу», рассказывать детям «о том страшном, опустошённом мире, где всё проникнуто духом насилия и смерти». В 1967 году, на Четвёртом съезде Союза писателей, она предостерегала писателей от опасности «сбиться на боковую тропинку только словесных поисков».

Поэма Агнии Барто «Звенигород», издание 1949 года

Как это непохоже было на саму Барто, посвятившую словесным поискам большую часть 20-х и 30-х годов. Теперь она писала экспертные заключения на процессе Синявского и Даниэля, доказывая антисоветскость их текстов, выступала обвинителем на процессе исключения Галича из Союза Писателей в 1972 году. В сложном, особенно сегодня, вопросе, стоит ли судить писателя по делам или только по словам, Барто — не самый правильный пример.

Все её лучшие тексты были написаны в отрыве от политической деятельности до, так сказать, активизации этой стороны её жизни.

Чем больше она убеждала себя, что стихи должны поучать и просвещать, тем более неловкими эти стихи у неё получались

Когда сегодня мы клянёмся Агнии Барто в вечной любви, мы чаще всего имеем в виду те самые довоенные «Игрушки». Детская поэзия в них действительно доходит до своего краткого философского совершенства. Она остаётся в пятёрке самых продаваемых детских писателей в стране, опережая в рейтинге Носова и Маршака. Но при этом единственный памятник ей стоит в Волгограде: гигантский бронзовый зайка, сидящий на кипе книг, — воплощённая, простите, пошлость. И много меньше, чем Барто, даже за все свои грехи, на самом деле заслуживает.

Агния Барто даёт автографы пионерам / Изображение на обложке: РИА Новости Читайте также image

Родилась Агния Львовна Барто 4 (17) февраля 1906 года в Москве, известна миру как детская поэтесса, писательница и даже радиоведущая. Покинула мир 1 апреля 1981 года в возрасте 75 лет. Агния Барто полюбилась всему миру своими очаровательными стихами, которыми зачитывались не только дети, но и взрослые. В Советском Союзе поэтессу знали как радиоведущую.

С чего все начиналось

Если рассказывать краткую биографию Барто Агнии Львовны, то начать следует с 1906 года. Родилась Агния в семье евреев. Отец поэтессы, Лев Николаевич, был ветеринаром, мать, Мария Ильинична, – домохозяйкой. Поженились родители поэтессы 16 февраля 1900 года в Ковно. Возможно, талант к написанию стихов у Агнии от брата матери – Григория Ильича Блоха. Он был известным врачом-оториноларингологом, но также его знали как автора детских просветительских стихов.

image

Детство и юность

Сразу после рождения девочке дали имя Гетель, а фамилия ее по отцу Волова. Любовь к литературе у малышки появилась с самого детства. И это все благодаря отцу, который всегда боготворил творчество Крылова и Толстого. Если верить биографии, Агния Барто сочинять стихотворения начала еще в детстве. Сначала это были четверостишия о сказочных принцессах, потом уже об учителях, подругах, родителях.

Стихи были не единственным увлечением девочки, она увлекалась языками, учила французский и немецкий, занималась танцами. В детстве Агния мечтала стать балериной, но никак не детской поэтессой. К сожалению, финансовое благополучие семьи Воловых оставляло желать лучшего. Агнии пришлось в возрасте пятнадцати лет пойти работать в магазин одежды. Девочка даже соврала, что ей уже 16, только бы получить эту работу. Денег не хватало настолько, что рассчитывать на то, что семья не умрет с голоду, можно было, только получая раз в неделю крупу и селедку. И это еще не самый трудный период в жизни московской писательницы.

Первые стихи

Впервые стихотворения Агнии Барто получили высокую похвалу от Анатолия Луначарского, который по долгу службы посетил экзамены в хореографическом училище. После того как Агния зачитала свои стихи, он сказал, что у девушки талант и ей нельзя останавливаться на достигнутом. После окончания училища выпускница попала в балетную труппу, которая с удовольствием приняла Агнию в свой коллектив.

В скором времени почти все участники балета покинули родные края, Барто решила остаться в Москве. С этого момента и начинается творческая деятельность поэтессы. Первые стихотворения девушка сама понесла в издательство, и их буквально сразу же напечатали. Это был 1925 год, а первые опубликованные работы – «Китайчонок Ван Ли» и «Мишка-воришка». Творчество Агнии Барто ценилось в советские времена и так же ценится сегодня.

image

Агния Барто для малышей

Агния писала простым и понятным языком, по-доброму высмеивала человеческие пороки, и ее творчество критики отнесли к разряду стихов для детей. После первой публикации стали появляться новые поэтические сборники. Сложно найти человека на постсоветском пространстве, не слышавшего про Таню, которая потеряла мячик, или про мишку, которого уронили на пол. Краткость слога позаимствована у Владимира Маяковского.

Несмотря на удивительную скромность Агнии, знакомство двух поэтов состоялось. Сборник стихов Маяковского попался писательнице абсолютно случайно. Девушка внимательно изучила творчество поэта и в итоге оказалось, что они соседи по даче. Барто поддерживала отношения с Горьким, а ее стихами зачитывался сам Корней Чуковский.

image

Военные годы

Дальше биография Агнии Барто повествует, что в военное время семье пришлось несладко, их вывезли на Урал, а происходящие события существенно отразились на творчестве поэтессы. В стихах появилась военная тематика, Агния начала писать статьи и очерки, которые читала по радио.

В дни затишья Барто выступала перед солдатами со своими произведениями, тем самым скрашивая серые и опасные военные будни на фронте. В этот период поэтесса совершила поистине геройский поступок. Наблюдая за тем, как мальчики и девочки трудятся на заводах наравне со взрослыми, Агния решает написать об этом. И не просто написать, чтобы увидеть весь процесс воочию, девушка учится на токаря и становится рядом с детьми у станка. Несмотря на это, писать стихотворения Агния Барто не перестала.

Что было после войны?

Несмотря на то, что в военные годы Агнии пришлось трудно, желание писать стихи не исчезло, а даже наоборот. Поэтесса начала больше общаться с детками, посещать детские дома, где читала свои стихи и всячески помогала. В этот период начался новый виток в поэзии писательницы: Агния начала посвящать свои стихи детям, которые потеряли своих родителей в военные годы.

Следующий этап в биографии Агнии Барто повествует, что в это же время она становится ведущей передачи на радио, в которой пытается соединить судьбы тех, кого разделила война.

Детская поэзия всегда была основным направлением деятельности писательницы, но в послевоенное время Агния решила попробовать себя в качестве сценариста. Эта затея увенчалась успехом. Сценарии были очень востребованы среди режиссеров. Самая популярная работа поэтессы – «Подкидыш», сценарий к которой был написан в тандеме с актрисой Риной Зеленой. Она же и сыграла главную роль в этой картине. Главные экранизации произведений Агнии Барто: “Подкидыш” 1939, “Слон и веревочка” 1945, “Алеша Птицын вырабатывает характер” 1953, “Ищу человека” 1973.

image

Агния и советская власть

Как бы это ни удивляло современников, но Барто всегда была сторонником советской власти и не давала спуску никому, кто высказывался против. В 30-м году в “Литературной газете” было опубликовано письмо, под которым стояла подпись Агнии. В нем Корней Чуковский обвинялся в “антисоветчине” в своих произведениях. В 1944 году писатель даже получил выговор от союза писателей, инициатором которого была Барто. Литераторы твердо попросили Чуковского больше не писать в своих произведениях подобной “несуразицы”. Активное участие поэтесса принимала и в процессе против Ю. Даниэля и А. Синявского, которые также обвинялись в непринятии советской власти. С подачи Барто в 1974 году из Союза писателей была исключена Лидия Чуковская, дочь Корнея. Больше 10 лет, до 1987 года, на ее работы в СССР был наложен запрет.

Личная жизнь поэтессы

Казалось бы, как с такой насыщенной жизнью можно найти время на личную жизнь и семейное счастье? Вдохновение – это любовь. Скорее всего, без нее не было бы той силы, которую Агния отдавала через свое творчество всем, кто хоть на мгновение соприкасался с ним.

Личная жизнь Агнии Барто также имеет немало серьезных поворотов судьбы. Счастье в том, что поэтессе все же довелось встретить любовь всей своей жизни. Первый муж поэтессы – Павел Барто. Замуж девушка вышла очень быстро, возможно, причина в том, что Агния лишилась мужского плеча после смерти отца, а Павел оказывал ту самую необходимую женщине поддержку. Причиной развода стала поэтическая ревность. Карьера писателя у Павла никак не складывалась, в то время как его жена стремительно шла вперед.

Прожили супруги вместе 10 лет, у них родился сын, которого они назвали Эдгаром. К сожалению, когда парню исполнилось 18 лет, он погиб в аварии. Сын Агнии и Павла ехал на велосипеде и был сбит грузовиком, который неожиданно выехал из-за угла. Поэтесса тяжело переживала гибель сына.

image

Андрей Щегляев и Агния Барто

Второй супруг поэтессы – Андрей Щегляев, ученый-энергетик, который был достаточно известным деятелем науки в Советском Союзе. Умер от онкологии за 11 лет до смерти самой Агнии. У пары родилась дочь Татьяна.

image

В отличие от Павла, Андрей искренне радовался за успехи своей жены и хвалил каждый шедевр, который выходил из-под пера Барто. Больше всего любил работы, посвященные их дочери Татьяне. Андрей и Агния жили в любви и гармонии. Потеря мужа стала сильным ударом, спасение поэтесса отыскала в работе. В возрасте 75 лет писательница с инфарктом попала в больницу, хотя еще на собственном дне рождении она танцевала.

image

Интересные факты

Жизнь поэтессы наполнена как трагическими, так и счастливыми моментами. Ведь никогда не знаешь, что приготовила тебе судьба. Какие интересные факты скрывает биография Агнии Барто?

  • Даже день рождения писательницы – загадка. По официальным данным, она родилась в 1906 году, но ученые уверены, что это был все-таки 1908 год. Все потому, что в детстве, при устройстве на работу, Агнии пришлось накинуть себе пару лет и подделать документы.
  • В юности поэтесса была влюблена в Маяковского, но из-за своей скромности так и не осмелилась признаться ему в своих чувствах. Они были соседями, часто встречались, но Владимир так и не узнал о чувствах Агнии. Однажды он проронил фразу, что писать нужно для деток. Поэтесса так и сделала.
  • Герои стихотворений Агнии – дети из пионерских лагерей и школ. Своим деткам поэтесса посвящала работы крайне редко.
  • За трудовые подвиги во время работы токарем в Свердловске Барто выписали премию, но женщина отказалась от денег и пожертвовала их на строительство танка.
  • Целых 10 лет на радио “Маяк” выходила передача Барто “Найти человека”.
  • Агния Львовна – кавалер шести орденов СССР и лауреат Сталинской и Ленинской премии.
  • Писательница любила путешествовать и за свою жизнь посетила много стран от Испании и Германии до Японии и Англии.
  • После смерти Агнии Барто ее именем назвали астероид и кратер на Венере.
  • Поэтесса всегда была на стороне советской власти, но при этом относилась с болью и сочувствием к репрессированным.

Такова яркая и необычная биография всеми любимой советской детской поэтессы.

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий