Эксклюзивное интервью с родителями солиста группы Ninety One – Данияра Кулимшина (перевод)

Опубликовано: 01 августа 2018, 14:12

image
Фото: UGC

Основанный в 2014-м бой-бенд «91» с самого начала стал мегапопулярным. Такой интерес к группе вызван неординарной внешностью участников и стилем исполнения песен. Какова же у каждого из членов Ninety One биография? Подробнее об этом узнаете из статьи.

Группа Ninety One начала выступать спустя полтора года после своего основания. В течение этого времени произошло окончательное формирование состава и выбор музыкального направления.

«Найнти уан» решили сразу же проявить свою индивидуальность: они стали основателями нового музыкального направления — Q(qazaq)-pop.

Ninety One песни исполняют исключительно на родном языке. Лишь недавно в качестве эксперимента в новое произведение включили один куплет на английском. Авторами произведений, которые исполняет бой-бенд, являются сами парни, а также поэт Сержан Бакытжан.

Из скольких певцов состоит бенд Ninety One? Все ли участники Ninety One могут похвастаться творческими достижениями? Обо всем этом узнаете из их биографии:

Азамат Байболатулы Зенкаев (A.Z.)

image
Фото: YouTube: UGC

Вошел в основной состав после победы в конкурсе K Top Idols.

Азамат Зенкаев родился 28.09.1993 в Атырау. С 2004-го участвует в уличных рэп-батлах, а с 2006-го всерьез занялся underground rap.

Среди увлечений — пейнтбол, танцы и плавание. В его активе лишь завершенное среднее образование.

В бой-бенде он занимает лидирующую позицию, кроме того, пишет песни и помогает в звукорежиссуре.

Дулат Болатулы Мухаметкалиев (ZaQ)

Фото: ZTB.kz: UGC

Так же, как и A.Z., вошел в основу группы «91» благодаря победе в проекте K Top Idols.

Родился 08.02.1996 в городе Семей. Он старший ребенок в семье, у него есть еще брат и сестра.

На протяжении 17-ти лет жил с бабушкой и дедушкой. После завершения обучения в школе поступил в университет международных отношений и мировых языков им. Абылай хана.

В бой-бенде он выполняет основные танцевальные композиции. Кроме двух родных языков, владеет еще и английским.

Читайте также: BTS: участники, биография, интересные факты

Батырхан Абайулы Маликов (ALEM)

Фото: 91ninetyone.kz: UGC

Стал вокалистом группы, пройдя кастинг.

Родился 18 февраля 1993-го в узбекском городе Учкудук. Окончил музыкальную школу, где учился играть на домбре. Завершил профессиональное обучение в Челябинской академии культуры и искусств.

Данияр Акылбайулы Кулумшин (BALA)

Фото: NTK.kz: UGC

Перед приходом в бой-бенд состоял в музпроекте Brotherhood.

Родился 19 февраля 1998-го в Актобе. После окончания школы поступил в РЭЦК (Республиканский эстрадно-цирковой колледж им. Ж.Елебекова).

Данияр Кулумшин — лидирующий вокалист в группе. В свободное время любит рисовать.

Азамат Кайратулы Ашмакын (ACE)

Фото: 91ninetyone.kz: UGC

Присоединился к бой-бенду во время стажировки в Южной Корее.

Родился 29.08.1993 в Нарынколе. Завершил обучение в колледже КазНАИ по направлению «актерское мастерство». После этого поступил в Казахский университет им. Абылай хана.

Хорошо владеет корейским языком, является лицом группы и ее лидирующим танцором.

Все ребята, входящие в бой-бенд, — яркие и неординарные личности. Они увлекаются музыкой, танцами, развиваются и в других направлениях.

Все они авторы большинства исполняемых песен, которые лидируют в национальных чартах. Благодаря деятельности группы зародилось новое музыкальное направление — Q-pop, которое теперь тесно связано с культурой Казахстана.

Хотите быть в курсе последних событий в мире шоу-бизнеса? Читайте последние новости от журналистов самого посещаемого сайта в Казахстане – Nur.kz на нашем канале в Яндекс.Дзен.

Читайте также: Da Gudda Jazz: биография и состав группы

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/family/gloss/1744913-ninety-one-biografia-ucastnikov/

Биография

Ninety One — музыкальная группа из Казахстана, созданная по образу и подобию коллективов японских айдолов. Парни представляют композиции в жанре Q-pop, объединившем в себе черты западной и азиатской поп-культур. Бойз-бенд активно выступает с концертами на родине и в зарубежных странах, выпускает видеоклипы и записывает альбомы с песнями на английском и казахском языках.

История создания и состав

Группа Ninety One образовалась в 2014 году в Казахстане из участников кастинг-проекта, смысл которого авторы почерпнули у японских и корейских деятелей поп-культуры. На стартапе коллектив назывался KTI-boys и W.

Состав Ninety One: BALA (Данияр Кулумшин), ACE (Азамат Ашмакын), ZaQ (Дулат Мухаметкалиев), ALEM (Батырxан Маликов) / «Инстаграм»

История создания началась с того, что на шоу K-Top Idols пришли молодые люди, с детства мечтавшие попасть в шоу-бизнес, каждый грезил о том, чтобы иметь собственный популярный бенд.

В ходе отбора, имевшего целью развить в стране жанр Q-pop и вывести исполнительское искусство на новый уровень, жюри прослушало демозаписи и просмотрело живые выступления множества участников. В итоге внимание привлекли парни ZaQ и A.Z.

За первым псевдонимом скрывался уроженец города Семея Дулат Мухаметкалиев. Конкурсант, чьими кумирами являлись Oxxxymiron и Eminem, с юных лет интересовался хип-хопом. В школьном возрасте он стал развивать творческие способности: сотрудничал с андеграундным лейблом Raphana Rec и появлялся на национальных интернет-батлах. В коллективе, который формировали на шоу, таланту отвели место рэпера и хореографа.

A.Z. — Азамат Зенкаев из Атырау — с середины 2000-х участвовал в уличных представлениях. Фристайлер и мастер речитативов, он сочинял собственные композиции и умел работать с музыкальным оборудованием. Организаторы отметили харизму и лидерские навыки артиста и решили, что из него получится автор текстов и яркий фронтмен.

A.Z. (Азамат Зенкаев) / «Инстаграм»

С дальнейшим укомплектованием коллектива возникли сложности, поэтому руководители проекта K-Top Idols объявили дополнительный кастинг. Так в состав группы попали вокалисты Батырхан Маликов, или ALEM, — выпускник челябинской академии культуры и искусств по специальности «домбра» и участник международных певческих состязаний, и Данияр Кулумшин, или BALA, — член инструментального ансамбля Brotherhood.

Финальным штрихом в истории создания Ninety One стало присоединение ACE — Азамата Ашмакына, проходившего стажировку в южнокорейском агентстве по подготовке K-pop звезд SM-Entertainment. Парень идеально вписался в казахский квинтет как ведущий танцор.

Коллектив взяли под крыло продюсер Ерболат Беделхан и лейбл JUZ Entertainment. Состав оставался стабильным до тех пор, пока A.Z. в 2020-м не принял решение покинуть коллектив.

Музыка

Путь к славе группа Ninety One начала в 2015-м с выпуска сингла «Айыптама» (в переводе — «Не упрекай») и одноименного видеоклипа. Произведение в новом жанре Q-pop, пришлось по вкусу любителям современной музыки и вызвало негативную реакцию поклонников классики. Теплый прием наряду со скандалами обеспечил команде высокие позиции в национальных чартах, а также покупательский спрос на дебютный мини-альбом.

Треки, представленные аудитории, сразу приобрели популярность. Сопутствующие ролики на песни Qaitadan и Qalay Qaraisyn успешно распространились по стране: первый стал лидером хит-парада Gakku TV, а второй — саундтреком к кинофильму «Гламұр для дур» режиссера Аскара Узабаева. Они прозвучали на концертах тура «#91» и гастролях с группой «Орда» по КНР и Казахстану.

Ninety One — Песня Men emes

В 2016-м команда получила ряд престижных национальных премий, включая Gakku Әуендері и ЕМА, и продолжила работу. Новый творческий этап в 2017-м начался с выхода LP Qarangy Zharyq с песнями Su Asty, Mooz, Yeski Taspa Bii’ и другими, а также документальной автобиографической картины «91», где рассказывалось о нелегком пути становления. Критики отметили, что актерский дебют музыкантов оказался удачным, поскольку проект вошел в число лучших стриминговых продуктов страны.

В дальнейшем дискография Ninety One пополнилась альбомом Dopamine, в который вошло посвящение погибшему казахскому фигуристу Денису Тену под названием Boyman. Клипы сняли на композиции E.YEAH, Why’m и All I Need. В 2018-м на одном из казахских развлекательных каналов стартовало реалити-шоу «91 TV».

Конец 2010-х и начало 2020-х также были довольно продуктивными: к имевшимся синглам, альбомам и прочим проектам добавились отдельно стоящие композиции Lie, Qiyalman, DARN и Lady и EP Men emes и «91».

Ninety One сейчас

2022 год для группы Ninety One начался с презентации песни Jurek. Новый сингл появился на множестве платформ, включая аккаунты во «ВКонтакте» и «Инстаграме».

Логотип Ninety One / «Инстаграм»

На официальном сайте команды, сейчас являющемся основной площадкой для новостей и анонсов, размещен концертный вариант композиции. Там же опубликовано фотоприглашение на весенний сольный концерт.

Дискография

Альбомы:

  • 2015 — Aiyptama
  • 2017 — Qarangy Zharyq
  • 2019 — Dopamine
  • 2019 — Men Emes
  • 2020 — 91

Синглы:

  • 2019 — Lady
  • 2020 — Lie
  • 2021 — Qiyalman
  • 2021 — DARN — November
  • 2022 — Jurek

Клипы

  • 2015 — Aiyptama
  • 2015 — Happy new year 2016
  • 2016 — Qaıtadan
  • 2016 — Qalaı Qaraısyn?
  • 2017 — Su Asty
  • 2017 — Yeski Taspa Bii’
  • 2017 — Bayau
  • 2017 — Mooz
  • 2017 — Ah!Yah!Mah!
  • 2018 — E.YEAH
  • 2018 — ALL I NEED
  • 2019 — Why`m
  • 2019 — Men emes
  • 2019 — Bari biled
  • 2020 — Senorita
  • 2020 — Oinamaqo
  • 2020 — Taboo
  • 2021 — Qiyalman
  • 2021 — DARN

Интересные факты

  1. Название Ninety One считается отсылкой к 1991 году, когда Казахстан, выйдя из состава Советского Союза, обрел независимость.
  2. С первых дней существования члены Ninety One обзавелись хейтерами. Парням, которые, по мнению ценителей традиционной культуры, развращают молодежь, поступали угрозы, но с течением времени ситуация вокруг коллектива стабилизировалась.
  3. Члены Ninety One ZaQ и A.Z. выступили в роли наставников на проекте Qara beri, призванном развивать рэп-культуру в Казахстане.
  4. В 2020-м коллектив, работающий в жанре Q-pop, записал совместную песню Taboo с юмористическим объединением «Ирина Кайратовна».
  5. Члены казахского бойз-бенда являются героями шоу Saturday Tune, выпускаемого компанией JUZ Entertainment на ютьюб-канале.

Их дебютный клип “Айыптама” уже собрал свыше полумиллиона просмотров на YouTube и восторженные отзывы из разных уголков света. Казахстанская группа Ninety One – глоток свежего воздуха в отечественном шоу-бизнесе, пусть и с легким корейским привкусом. Группу для массового слушателя в новаторском стиле Q-pop создал солист культовой “Орды” Ерболат БЕДЕЛХАН.

Слава настигла их мгновенно, от такого внимания и продюсер, и ребята, мягко говоря, сами в шоке. Группа уже создает организованное фанатское движение, чем не может похвастаться ни один казахстанский исполнитель. “КАРАВАН” встретился с парнями в Алматы и узнал, как вырастают в современных кумиров.

Правда, сейчас группа находится в эпицентре скандалов. Как сообщает телеканал КТК,  музыканты из Актобе требуют отменить концерт популярного бойз-бенда. Местным артистам не нравится вызывающий имидж солистов группы «Ninety one»: макияж, крашеные волосы и серьги в ушах. Актюбинские борцы за нравственность уверяют, что очень переживают за молодежь, и уже пишут письма в акимат с требованием запретить концерт нашумевшей группы.

Впрочем, в интервью “Каравану” группа, ставшая популярной, рассказывает о совсем других вещах: о своем творчестве.

Родных предупредили заранее

В составе коллектива участники из разных регионов Казахстана, в возрасте от 18 до 23 лет: Батырхан МАЛИКОВ (прозвище – Alem), Дулат МУХАМЕТКАЛИЕВ (Zaq), Азамат ЗЕНКАЕВ (A.Z.), Азамат АШМАКЫН (Ace), Данияр КУЛУМШИН (Bala).

– Вопрос к продюсеру: как вы для этого проекта парней выбирали, на что делали акцент?

Ерболат: Очень сложно найти таких ребят. Кастинг был закрытый. Узнав, что мой маленький бренд создает группу, приехали более 50 человек. Естественно, учитывалось понимание менталитета нашей страны. Ребята, скажем так, работают не в таком жанре, как казахстанская эстрада. Но хочу сказать одно: моя проблема, именно как продюсера, была убедить родителей, чем этих ребят. Вопросы возникали: как они будут жить, чем зарабатывать, что за профессия такая – певец? Ведь наши родители, как правило, выбирают детям профессии экономистов, технические, но никак не артистов.

– Какова была родительская реакция на ваш первый клип?

Азамат А.: Им понравилось. Родители видели, как мы меняемся, и они, в принципе, привыкли, даже похвалили. Такого жанра в Казахстане, наверное, еще не было.

– Как вы решали, какой у кого будет имидж?

Ерболат: Это решаю я со стилистами, также советуюсь с ребятами. Пытаюсь им объяснить, что мы всегда должны соответствовать внешне тому, кто мы в душе. Мы не юристы, не бухгалтеры, мы – артисты. Чтобы, когда нас видят, сразу отличали.

– А то, что в ваших образах появились серьги и цветные прически?..

Батырхан: Например, я начал петь в 9–10 лет, и, когда видел на западных певцах эти украшения, они мне нравились. До клипа мы уже потихоньку готовили родителей, что будущее будет таким, что появятся и серьги в ушах, в клипе, возможно, буду крашеный, вы не бойтесь, это образ. Предупредил, какое мнение будет у родственников, что они станут говорить о твоем сыне и прочее. Сказал, ни на что не обращать внимание.

– Что написано у вас в контрактах, там жесткие условия?

 Азамат А.: Все в разумных пределах, соответствует интересам обеих сторон. Мы строим свое будущее, Ерболат-ага – свое. Если у нас все будет хорошо, то мы будем добиваться высот. Там нет никаких конкретных жестких вещей, все только по работе.

Ерболат: Я не то чтобы запрещаю что-либо, у них просто нет на это времени. У них каждый день тренировки, я перед ними постоянно ставлю задачи, нормальный человек в XXI веке должен привыкать, что работать – это естественно. Люди в Казахстане не понимают, что быть артистом – очень трудоемкая профессия.

Пионеры Q-pop

– Были ли из Южной Кореи отклики, как они вас оценили?

Азамат А.: Наши поклонницы просят блогеров, чтобы те комментировали наш клип. Было много отзывов, в том числе из Южной Кореи.

Батырхан: Один человек оттуда сказал нам, что не знает таких айдол-групп, кроме как из Кореи, Японии и Китая, а в остальных странах подобные группы называются обычными бойз-бендами, где участники выходят и просто поют. Нам было очень приятно.

– У нас К-pop, в принципе, давно популярен у молодежи, почему же сейчас появляется такая группа?

Ерболат: Это моя работа – понимать, именно в этом я спец в первую очередь. Уже 16 лет этим занимаюсь, пытаюсь писать музыку и контент для молодежи. Понял, что сейчас актуально, и, если мы это сделаем, оно пойдет, самое главное – есть аудитория.

Дулат: Мы сейчас делаем не К-pop, а Q-pop, от “казакша поп”. Это новое течение, и оно довольно сильно отличается. Почему всегда упоминается К-pop? Потому что мы взяли их систему. То, как они растят и развивают артистов. Но мы делаем свою музыку, творчество, полностью адаптированное под наш менталитет, мы совсем не корейцы и не пытаемся ими быть.

– И все же когда группу создавали, наверное, пересмотрели массу оригинальных корейских бендов?

Ерболат: Наша музыка абсолютно не похожа на K-pop, может, лицом схожи. Это субкультура, это уже не жанр. Соответственно в субкультуре есть свои понятия стиля и образа жизни. Если про меня говорить, то я вообще не любитель К-рор’а. Я абсолютно другую музыку слушаю. И никто из ребят, кроме одного, до появления в группе ничего подобного не слушал.

Азамат А.: В 2011 году у меня была возможность слетать в Корею и постажироваться в музыкальной компании, где они обучают артистов, как нужно петь, танцевать и т. д. Около двух лет я был там. Конечно, мне пришлось слушать корейскую музыку.

Батырхан: Мне кажется, мы похожи тем, что азиаты. Если нам одеться, как британцы, то мы все равно будем похожи на корейцев.

– Кстати, где вы одеваетесь?

Ерболат: Везде – и на барахолке, и на заказ шьем, и за границей. Найти вещи для нас не проблема.

– На прошлой неделе ваш коллега МС Сайлаубек открыл в Алматы бутик модной одежды, вы планируете что-то подобное?

Ерболат: Мы против него ничего не имеем, но не считаем его коллегой, это несерьезная музыка.

Дулат: Насчет вещей… Мы сейчас собираемся сделать маленькую линию одежды и всяких аксессуаров. На вещах будет казахский сленг на латинице. Так каждый сможет прочесть и воспроизвести надпись.

Ерболат: Продукция связана не конкретно с Ninety One, это бренд компании Juz Entertainment. Это вещи, которые каждый человек может себе приобрести.

Made in Kazakhstan

 – Вы парни с музыкальным образованием?

Батырхан: Я окончил академию культуры и искусств в Челябинске.

Азамат А.: Я отучился в колледже имени Жургенова на актерское мастерство.

Данияр: В данный момент учусь эстрадному вокалу в эстрадно-цирковом колледже имени Елебекова в Алматы.

Дулат: А я недавно бросил учебу (общий смех). Учился в КазУМОиМЯ имени Абылай-хана на переводчика английского и корейского языков. Понял, что это вообще не мое. Зачем заниматься тем, что не люблю? Я здесь, и мне это нравится, не хочу больше свое время тратить на что-то типа учебы.

Азамат З.: Я отучился на капитана судна в Атырау. У меня была практика в качестве матроса, но потом выбрал путь искусства, переехал в Алматы.

– Кто авторы слов и музыки ваших хитов?

Ерболат: Дулат и Азамат (A.Z.) сочиняют стихи. Музыку пишет Батырхан, все, в принципе, участвуют. Я в первую очередь ребятам задачу ставлю, чтобы они были настоящими музыкантами, создателями, а не просто исполнителями.

– В дальнейшем на каких языках планируете петь?

Ерболат: В данный момент ставим акцент на казахский язык. Мы выступаем в своей стране, знаем, что языковая проблема есть, и хотим, чтобы казахский язык стал модным, актуальным среди молодежи.

Дулат: Казахский язык должен зазвучать сленгово. У всех есть сленги, у американцев, у русских, а у казахов нет, поэтому им приходится использовать русский язык. Например, вместо “сау бол” говорят “пока” или “давай”, нет эквивалентов таких слов, как “типа”, “короче”. И наша задача – развить его, мы даже сами придумываем сленги.

Ерболат: Удивительна реакция на наш язык людей из Канады или Европы. В первую очередь они говорят: “Вы кто, откуда?”. И, честно говоря, никто не знает про Казахстан. Все думают, что мы корейцы, тайцы, японцы, русские. Начинаем объяснять, что мы – казахи. Недавно был день рождения у Zaq’а, и россиянка Даша Шумилова записала поздравление на казахском и нам отправила. Было очень приятно! Наш язык оценили и в других странах. Люди пишут очень добрые слова: какой язык, как красиво звучит, мы хотим больше знать. Я могу с гордостью сказать, что мы создаем “Made in Kazakhstan”.

Ученики должны превзойти учителя

– У вас очень интерактивное общение с вашими поклонницами, почему вы их назвали иглз?

Батырхан: Это первый образованный фан-дом, такие существуют за рубежом. У нас группа называется Ninety One (91) – год провозглашения независимости Казахстана, этот символ мы используем для нашей молодежи. Игл (еagle) – орел, беркут по-английски. Он изображен на казахстанском флаге – символ свободы нашей страны.

Азамат А.: Орла мы ассоциируем не только со свободой, это и целеустремленность, и желание быть лидером, и забота о будущем, чтобы никогда не сомневались в себе. У нас самые активные иглзы – в Алматы, Шымкенте и Астане.

– Что вы дарите фанаткам?

Дулат: Альбомы. Бывает, на концерте – свои платочки, банданы.

Ерболат: Хотя я запрещаю им это делать. Нельзя приучать, может спровоцировать давку, это очень опасно. Тут больше момент безопасности.

Азамат А.: Фанаты увидят это и в следующий раз захотят еще больше наших вещей, тогда нечего будет давать.

– А фанатки к вам в окно залезали?

Ерболат: У нас, у “Орды”, было и такое. Я уже “вооружен” в этом вопросе, знаю, как и что надо делать. Поэтому у ребят таких отношений нет.

Насчет фан-дома, у нас есть официальная статистика: в YouTube нас посмотрели и уже среагировали на клип “Айыптама” пользователи из 120 стран, есть фаны в Турции, Украине, России, Германии, они тоже себя называют иглз.

– Расскажите, всем наверняка интересно, есть ли у кого-то из вас дамы сердца?

Все: Нет ни у кого, абсолютно. Времени нет. Девушкам надо время уделять, заботиться о них, а то они обидятся.

Дулат: Если есть такая, которая сможет терпеть, оставаться без внимания, ходить любить, то… добро пожаловать!

– Ерболат, вы не боитесь соперничества вашей родной “Орды” с новым проектом – Ninety One?

Ерболат: Почему должен бояться? Я, когда ребят собрал, так и сказал им: вы должны превзойти нас. Это первостепенная задача. Они молодые, а наше время потихоньку уходит…

Не отвечать агрессией на агрессию

– Расскажите о своем ежедневном графике…

Батырхан: С утра просыпаемся, делаем дыхательные упражнения по системе Стрельниковой для профилактики связок. Потом у нас упражнения есть на осанку, мы каждый день по 15 минут стоим возле стенки. Танцы каждый день, вот Дулат сочиняет и учит нас, он хореограф группы.

Дулат: У каждого есть отдельные задачи. Основное время забирает создание какого-либо контента – просто мелодии или текста песни. У двоих еще универ есть.

Азамат А.: Да, мы с Данияром ходим в универ на занятия. Приходим поздно, домашние задания… Отпрашиваемся с учебы, когда съемки.

– За границу еще не выезжали?

Ерболат: Если возможность будет – почему нет. В любом случае мы акцент сейчас ставим на Казахстан. Фестивали, конкурсы нас не интересуют, мы настоящие артисты, сами создаем, а не поем чужие песни. Это важно.

– Планируете выступать на тоях?

 Ерболат: Просто мы делаем контент не для тоев. Но если нас закажут, с удовольствием выступим. Мы артисты и в любом месте будем выступать – не делим площадки на классные и беспонтовые. Мы делаем свою музыку и хотим, чтобы она нравилась.

– Кстати, недавно ваш коллега, Ринат Заитов, критиковал имидж группы…

Ерболат: Он акын и не совсем наш коллега. Не хочу говорить, что мы чем-то отличаемся от других, те же казахи. Но просто мы работаем над своей профессией, развиваем ее, именно мы должны давать культуру, а кто еще? Почему молодежь слушает западную музыку? Потому что нет контента для нее на родном языке. Никто не делает, все пишут под той, потому что пытаются на этом заработать. Мы же акцент поставили на другое, чтобы люди могли наушники надеть и слушать что-то личное. Создание субкультуры, когда толпа вместе двигается. Молодежь это воспринимает. Вот почему ребята “взяли” аудиторию легко – мы дали то, что молодежь хотела. У нас даже времени нет сидеть обсуждать, кто и что про нас сказал.

Азамат А.: Кажется, у нас все еще не хватает толерантности. Нужно развивать культуру, чтобы люди воспринимали новое проще, а не агрессией и угрозами физической расправы.

Ерболат: Ребята были готовы изначально. Я им говорил, что так и будет, вы должны подготовить себя и своих родных. Однозначно, будет много негатива, вы должны выдержать, не отвечать агрессией на агрессию. Многие просто не понимают, что такое искусство, они не виноваты, что не знают этого.

Дулат: Критика – это когда, например, кто-то, глядя, как я танцую, говорит, что неправильно поставил ногу. Это – профессиональная критика. А то субъективное мнение одного человека. Каждый имеет право на свое мнение. Так что мы ничего против не имеем.

– Год только начался, какие у вас планы на него?

Дулат: В ближайшее время у нас намечается второй клип. Пока еще неизвестно, на какую песню, но точно на новую из нашего мини-альбома. Плюс еще мы хотим записать полный альбом, где будет больше песен.

В Алматы состоялась премьера биографического фильма о скандальной группе

Читайте также Астана теряет монополию на насилие

Весь прошлый год казахстанская группа Ninety One была чуть ли главным ньюсмейкером со знаком «минус» отечественного шоу-бизнеса.

«Нежных мальчиков» – как называли их тогда в казахоязычной прессе – обвиняли в том, что своим внешним видом они портят молодежь, подают плохой пример, а также пропагандируют ценности, чуждые казахской культуре.

Мол, крашеные волосы, серьги в ушах, макияж – это ни много ни мало, а пропаганда гей-культуры. А это самое настоящее преступление – как тогда громко, не боясь резко судить, высказывались многие артисты казахоязычной эстрады.

В итоге концертный тур Ninety One был практически сорван: из 16 городов в 9 группе было отказано в проведении концерта.

Именно с одного из таких драматических моментов начинается фильм Ninety One. Группу и его продюсера Ерболат БЕДЕЛХАНА (на фото справа) люди в погонах силой выталкивают с крыльца одного из ДК, где должен был состояться запланированный концерт.

Читайте также Высокое небо Димаша

Робкие попытки Ерболата разобраться в ситуации встречают ожесточенный отпор силовиков – артистам не остается ничего другого, как смириться с решением властей и вернуться в автобус.

А там до этого сохранявший спокойствие продюсер группы дает волю эмоциям. «Ерболат-ага, это конец?», – спрашивает один из артистов своего наставника. Тот лишь бросает на него немой полный отчаяния взгляд…

Уже после премьеры фильма на пресс-конференции продюсер и создатель Ninety One Ерболат Беделхан, для которого это был первый опыт съемок в кино, отметил, что изначально знал, что путь у группы будет непростой:

«Я сам казах, если я не пойму казаха, то кто я такой тогда? Мы были готовы к такому. И то что мы сейчас есть, это говорит о том, что мы чуть-чуть ушли вперед».

Также отвечая на вопрос о возможной критике фильма, заявил, что к ней, как и к негативу, он  относится совершенно адекватно – «в критике и негативе для нас нет ничего нового».

Читайте также В Актобе требуют отменить концерт группы Ninety one

В этот момент режиссер картины Аскар УЗАБАЕВ (на снимке в центре) то ли в шутку, то ли всерьез добавил, что если у фильма будут критика и негатив, он снимет вторую часть.

«А если говорить о цели и зерне нашего фильма, то они есть. Мы с Ерболатом и Асель (Асель САДВАКАСОВА, продюсер фильма – прим. ред.) долго обсуждали создание фильма, и почему так все происходит. В нашей картине мы сказали главную вещь. В Казахстане живут два типа казахов. Те, кто хотят, чтобы все оставалось по-старому, и те, кто хотят что-то изменить и идти вперед. Наверное, самое страшное в этом всем, что эти два казаха не могут друг друга понять, понять, что мы единое целое. И мы все делаем для нашего будущего. Для будущего нашей страны».

Режиссер фильма также отметил, что ни у кого не было сомнений, что играть в ленте должны сами ребята. По его мнению, все участники коллектива справились со своими ролями, хотя порой это было нелегко.

«Самое хорошее, а может, и нехорошее для них в этой работе, что им пришлось заново пережить те события, те эмоции. У нас были откровенные разговоры, они рассказывали, что чувствовали сами и что пришлось пережить их родителям. Я видел слезы на их глазах… Это помогло выполнить ту актерскую задачу, которая была перед ними поставлена». 

Читайте также Однажды на «Медеу»: как потратить миллион?

«Главная мораль не в том, что мы красим волосы и носим серьги в ушах, и делайте все так, – добавил один из участников группы Ninety One. – Мы хотим мотивировать молодежь, чтобы они никогда не сдавались и добивались своих целей. Тут дело не только в искусстве и творчестве. Речь идет о зажатости, а когда человек зажат, ему трудно идти к своей цели. Это и есть проблема нашей молодежи.  Хочу подчеркнуть, что наша цель – не ломать стереотипы, а достичь понимания и поддержки друг друга. Мы ведь живем в одном мире». 

Как отметила продюсер фильма Асель Садвакасова, были случаи, когда некоторые кинотеатры не хотели брать фильм в прокат.

«В некоторых регионах говорили, что у нас не так много людей, кто мог бы прийти на этот фильм. Все-таки это драма. Но мы максимально активизировались, сделали хорошую пиар-кампанию, и, когда прокатчики это видят, они вынуждены брать фильм. В итоге на сегодняшний день из 70 кинотеатров нашей страны в 68 будут показывать наш фильм».  

Надо отметить, что фильм Ninety One снят в добрых традициях одного из востребованных и коммерчески успешных режиссеров Казахстана Аскар Узабаева.

Это добротное цепляющее кино, сделанное за небольшие по киношным меркам деньги. Здесь нет полутонов, понятно, кто хороший, и кто плохой. Кому надо сочувствовать и за кого переживать. Как отметил сам режиссер, бюджет проекта не превышает 100 тыс. долларов.

И, по всей видимости, при таком ажиотаже вокруг группы и количестве кинотеатров, в котором он будет прокатываться, фильм будет иметь коммерческий успех. Стоит отметить, что во всей этой истории вспоминается мотивирующая история про лимон и лимонад.

Читайте также Асем: Я возвращаюсь на сцену с песней, которую должен был исполнять Батыр

Кажется, что продюсер группы Ерболат Беделхан, который, кстати, всячески отнекивается от того, чтобы называть себя бизнесменом, предпочитая быть только музыкантом, выучил этот урок «на отлично».

То есть все, что не убивает Ninety One, делает их сильнее.

А еще успешнее и известнее.

Поэтому неслучайно в той самой сцене в автобусе, когда в воздухе повисает вопрос «Это конец?», он без тени сомнения, с уверенностью сильного и несгибаемого человека, каковым совсем не казался, заявляет:«Это только начало!».

Фото автора и из открытых источников в Интернете.

image

«Мы увидели момент счастья одного человека», — гласит один из комментариев под вирусным видео с Ninety One. Лучше описать то, что происходит в видеоролике, просто невозможно.

В Актау прошел концерт, который главный герой видео, как преданный Eagles, пропустить не мог. Там, находясь за ограждением совсем близко к сцене, парень начал кричать и жестикулировать. Благодаря этому его заметил ALEM из «91». Исполнитель подошел к своему фанату и парни крепко обнялись.

Когда певец отошел, герой видеоролика дал волю эмоциям. Его искреннее счастье, восторг и абсолютная эйфория чувствуются через экран. Вот это везение и настоящая удача!

@ninetyone_official РАҚМЕТ АҚТАУ ❤️ #ninetyonetour2022 #eaglez #ninetyone #alem #bala #zaq #ace #aqtau #kazakhstan ♬ оригинальный звук — Ninety One

Читай также:

Потеряли пацана: еще один участник Ninety One женился

Поделиться:

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий