Есенин С.А. – Автобиография Есенина от 14 мая 1922 года (Берлин)

Я родился в 1895 году 21 сент‹ября› в селе Константинове Кузьминской волости, Рязанской губ‹ернии› и Ряз‹анского› уез‹да›. Отец мой — крестьянин  Александр Никитич Есенин, мать — Татьяна Федоровна.

Детство провел у деда и бабки по матери, в другой части села, которое наз‹ывается› Матово.

Первые мои воспоминания относятся к тому времени, когда мне было три-четыре года.

Помню: лес, большая канавистая дорога. Бабушка идет в Радовецкий монастырь, который от нас верстах в 40. Я, ухватившись за ее палку, еле волочу от усталости ноги, а бабушка все приговаривает: «Иди, иди, ягодка, Бог счастье даст».

Часто собирались у нас дома слепцы, странствующие по селам, пели духовные стихи о прекрасном рае, о Лазаре, о Миколе и о Женихе, светлом госте из града неведомого.

Нянька, старуха-приживальщица, которая ухаживала за мной, рассказывала мне сказки, все те сказки, которые слушают и знают все крестьянские дети.

Дедушка пел мне песни старые, такие тягучие, заунывные. По субботам и воскресным дням он рассказывал мне Библию и священную историю.

Уличная же моя жизнь была не похожа на домашнюю. Сверстники мои были ребята озорные. С ними я лазил вместе по чужим огородам. Убегал дня на 2–3 в луга и питался вместе с пастухами рыбой, которую мы ловили в маленьких озерах, сначала замутив воду, руками, или выводками утят.

После, когда я возвращался, мне частенько влетало.

В семье у нас был припадочный дядя,  кроме бабки, деда и моей няньки. Он меня очень любил, и мы часто ездили с ним на Оку поить лошадей. Ночью луна  при тихой погоде стоит стоймя в воде. Когда лошади пили, мне казалось, что они вот-вот выпьют луну, и радовался, когда она вместе с кругами отплывала от их ртов.

Когда мне сравнялось 12 лет, меня отдали учиться  из сельской земской школы в учительскую школу. Родные хотели, чтоб из меня вышел сельский учитель. Надежды их простирались до института, к счастью моему, в который я не попал.

Стихи писать начал лет с 9, читать выучили в 5.  Влияние на мое творчество в самом начале имели деревенские частушки. Период учебы не оставил на мне никаких следов, кроме крепкого знания церковнославянского языка. Это все, что я вынес.

Остальным занимался сам под руководством некоего Клеменова.  Он знакомил меня с новой литературой и объяснял, почему нужно кое в чем бояться классиков. Из поэтов мне больше всего нравился Лермонтов и Кольцов. Позднее я перешел к Пушкину.

1913 г. я поступил вольнослушателем в Университет Шанявского. Пробыв там 1 ½ года, должен был уехать обратно, по материальным обстоятельствам, в деревню.

В это время у меня была написана книга стихов «Радуница». Я послал из них некоторые в петербургские журналы  и, не получая ответа, поехал туда сам. Приехал, отыскал Городецкого. Он встретил меня весьма радушно. Тогда на его квартире собирались почти все поэты. Обо мне заговорили, и меня начали печатать чуть ли не нарасхват.

Печатался я: «Русская мысль», «Жизнь для всех», «Ежемесячный журнал» Миролюбова, «Северные записки» и т. д. Это было весной 1915 г. А осенью этого же года Клюев мне прислал телеграмму в деревню и просил меня приехать к нему.

Он отыскал мне издателя М. В. Аверьянова, и через несколько месяцев вышла моя первая книга «Радуница». Вышла она в ноябре 1915 г. с пометкой 1916 г.

В первую пору моего пребывания в Петербурге мне часто приходилось встречаться в Блоком и Ивановым-Разумником, позднее с Андреем Белым.

Первый период революции встретил сочувственно, но больше стихийно, чем сознательно.

1917 году произошла моя первая женитьба на З. Н. Райх.

1918 году я с ней расстался, и после этого началась моя скитальческая жизнь, как и всех россиян за период 1918-21. За эти годы я был в Туркестане, на Кавказе, в Персии, в Крыму, в Бессарабии, в оренбургских степях, на мурманском побережье, в Архангельске и Соловках.

1921 г. я женился на А. Дункан  и уехал в Америку, предварительно исколесив всю Европу, кроме Испании.

После заграницы я смотрю на страну свою и события по-другому. Наше едва остывшее кочевье мне не нравится. Мне нравится цивилизация, но я очень не люблю Америки. Америка — это тот смрад, где пропадает не только искусство, но и вообще лучшие порывы человечества.

Если сегодня держат курс на Америку, то я готов тогда предпочесть наше серое небо и наш пейзаж: изба немного вросла в землю, прясло, из прясла торчит огромная жердь, вдалеке машет хвостом на ветру тощая лошаденка.  Это не то что небоскребы, которые дали пока что только Рокфеллера и Маккормика, но зато это то самое, что растило у нас Толстого, Достоевского, Пушкина, Лермонтова и др.

Прежде всего я люблю выявление органического. Искусство для меня не затейливость узоров, а самое необходимое слово того языка, которым я хочу себя выразить. Поэтому основанное в 1919 году течение имажинизм, с одной стороны, мной, а с другой — Шершеневичем, хоть и повернуло формально русскую поэзию по другому руслу восприятия, но зато не дало никому еще права претендовать на талант. Сейчас я отрицаю всякие школы. Считаю, что поэт и не может держаться определенной какой-нибудь школы. Это его связывает по рукам и ногам. Только свободный художник может принести свободное слово.

Вот все то короткое, схематичное, что касается моей биографии. Здесь не все сказано, но, я думаю, мне пока еще рано подводить какие-либо итоги себе. Жизнь моя и мое творчество еще впереди.

20 июня 1924

image Сергей Александрович Есе́нин (21 сентября [3 октября] 1895, село Константиново, Рязанская губерния — 28 декабря 1925, Ленинград[1]) — русский поэт, представитель новокрестьянской поэзии, а в более позднем периоде творчества и имажинизма. С первых поэтических сборников («Радуница», 1916; «Сельский часослов», 1918) выступил как тонкий лирик, мастер глубоко психологизированного пейзажа, певец крестьянской Руси, знаток народного языка и народной души. В 1919—1923 гг. входил в группу имажинистов. Трагическое мироощущение, душевное смятение выражены в циклах «Кобыльи корабли» (1920), «Москва кабацкая» (1924), поэме «Чёрный человек» (1925). В поэме «Баллада о двадцати шести» (1924), посвящённой бакинским комиссарам, сборнике «Русь Советская» (1925), поэме «Анна Снегина» (1925) Есенин стремился постигнуть «коммуной вздыбленную Русь», хотя продолжал чувствовать себя поэтом «Руси уходящей», «золотой бревенчатой избы». Драматическая поэма «Пугачёв» (1921).

image
Есенин Сергей – Закружилась листва золотая

Читает Р. Клейнер

00:01:24
Есенин Сергей – Сохнет стаявшая глина.

Читает Р. Клейнер

00:01:02
Есенин Сергей – Собаке Качалова

Читает Н. Першин

00:01:44
Есенин Сергей – Я обманывать себя не стану

Читает С. Леонтьев.

00:01:20
Есенин Сергей – Отговорила роща золотая

Читает М. Ульянов

00:01:34
Есенин Сергей – Ты прохладой меня не мучай.

Читает Р. Клейнер

00:01:57
Есенин Сергей – Спит ковыль. Равнина дорогая

Читает Н. Першин

00:00:47
Есенин Сергей – Разбуди меня завтра рано

Читает С. Есенин

00:01:48
Есенин Сергей – Дорогая сядем рядом

Читает В. Шалевич

00:01:48
Есенин Сергей – За тёмной прядью перелесиц

Читает Р. Клейнер

00:01:31

войти в систему Добро пожаловать! Войдите в свою учётную запись Forgot your password? Get help Политика конфиденциальности и использования файлов Cookie восстановление пароля Восстановите свой пароль Пароль будет выслан Вам по электронной почте.

Поэт, представитель новокрестьянской поэзии и лирики, а в более позднем периоде творчества – имажинизма

Нравится 130 Не нравится 16

Как вам персона?

Нравится 130 Не нравится 16 Выпуск: Приложение 3. «Современные научные исследования. Выпуск 1» ART 53165 Библиографическое описание статьи для цитирования: Арбузова О. О. Автобиографический миф С.А. Есенина в биографическом исследовании // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2013. – Т. 3. – С. 811–815. – URL: http://e-koncept.ru/2013/53165.htm. Аннотация. На сегодняшний день есениноведение – одна из самых разрабатываемых ветвей истории русской литературы, написаны и изданы десятки книг и монографий, исследующие различные аспекты творческого наследия великого русского поэта. Обращение к жизни Есенина продолжается и до наших дней, открываются новые аспекты изучения жизни и творчества поэта. Противоречия в биографии знаменитого поэта объясняются существованием авто- и биографического мифов о Есенине. В статье приводятся различные аспекты исследований различных ученых, но пристальное внимание уделяется книге С.Ю. и С.С. Куняевых – авторов биографии о С. Есенине в серии ЖЗЛ. Среди многочисленных работ она претендует на большую объективность, так как авторы, следуя традиции серии ЖЗЛ, изучают личность художника (поэта, писателя), привлекая многочисленные и разнообразные документальные источники (дневники, воспоминания, письма, архивы), критические работы, тем самым достигают целостного изображения личности в историческом контексте. В статье исследуются приемы создания Куняевыми мифа о национальном поэте с основой на автобиографический миф самого поэта. Ключевые слова: биографический миф, с.есенин, биография, автобиография, концепт маски, формы поведения Текст статьи

Автобиография Есенина

Скачать материал (0.04 Мб)

Скачать материал

Автобиография Есенина(детство) от 14 мая 1922 г.

Я сын крестьянина. Родился в 1895 году 21 сентября в Рязанской губернии. Рязанского уезда. Кузьминской волости. С двух лет, по бедности отца и многочисленности семейства, был отдан на воспитание довольно зажиточному деду по матери, у которого было трое взрослых неженатых сыновей, с которыми протекло почти все мое детство. Дядья мои были ребята озорные и отчаянные. Трех с половиной лет они посадили меня на лошадь без седла и сразу пустили в галоп. Я помню, что очумел и очень крепко держался за холку. Потом меня учили плавать. Один дядя (дядя Саша) брал меня в лодку, отъезжал от берега, снимал с меня белье и, как щенка, бросал в воду. Я неумело и испуганно плескал руками, и, пока не захлебывался, он все кричал: «Эх, стерва! Ну куда ты годишься?» «Стерва» у него было слово ласкательное. После, лет восьми, другому дяде я часто заменял охотничью собаку, плавая по озерам за подстреленными утками. Очень хорошо я был выучен лазить по деревьям. Из мальчишек со мной никто не мог тягаться. Многим, кому грачи в полдень после пахоты мешали спать, я снимал гнезда с берез, по гривеннику за штуку. Один раз сорвался, но очень удачно, оцарапав только лицо и живот да разбив кувшин молока, который нес на косьбу деду.

Среди мальчишек я всегда был коноводом и большим драчуном и ходил всегда в царапинах. За озорство меня ругала только одна бабка, а дедушка иногда сам подзадоривал на кулачную и часто говорил бабке: «Ты у меня, дура, его не трожь. Он так будет крепче». Бабушка любила меня изо всей мочи, и нежности ее не было границ. По субботам меня мыли, стригли ногти и гарным маслом гофрили голову, потому что ни один гребень не брал кудрявых волос. Но и масло мало помогало. Всегда я орал благим матом и даже теперь какое-то неприятное чувство имею к субботе. Стихи начал слагать рано. Толчки давала бабка. Она рассказывала сказки. Некоторые сказки с плохими концами мне не нравились, и я их переделывал на свой лад. Стихи начал писать, подражая частушкам. В бога верил мало. В церковь ходить не любил. Дома это знали и, чтоб проверить меня, давали 4 копейки на просфору, которую я должен был носить в алтарь священнику на ритуал вынимания частей. Священник делал на просфоре 3 надреза и брал за это 2 копейки. Потом я научился делать эту процедуру сам перочинным ножом, а 2 коп. клал в карман и шел играть на кладбище к мальчишкам, играть в бабки. Один раз дед догадался. Был скандал. Я убежал в другое село к тетке и не показывался до той поры, пока не простили.

Учился в закрытой учительской школе. Дома хотели, чтоб я был сельским учителем. Когда отвезли в школу, я страшно скучал по бабке и однажды убежал домой за 100 с лишним верст пешком. Дома выругали и отвезли обратно.

Так протекало мое детство

Родители

Александр Никитич Есенин

(1873-1931) и

Татьяна Федоровна Есенина (Титова)

(1865-1955).

Отец Сергея Есенина Александр Никитич мальчиком пел в церкви. Он работал старшим приказчиком в мясной лавке на улице Щипок и куда в 1912 году поступил работать Сергей Есенин конторщиком, когда переехал из своего села Константиново в Москву. А жил он с отцом недалеко от улицы Щипок в Большом Строченовском переулке, в доме Крылова, 24, в общежитии “холостых приказчиков”…

Федор Андреевич

(1845-1927) и

Наталья Евтихиевна

(1847-1911)

Титовы

– дед и бабушка Есенина по матери (родители Татьяны Федоровны). Титов Иван Федорович, дядя Есенина по матери. Есенин Илья Иванович (1902-1942) двоюродный брат поэта.

Вот что пишет о своем детстве Есенин: “С двух лет был отдан на воспитание довольно зажиточному деду по матери, у которого было трое взрослых неженатых сыновей, с которыми протекло почти все мое детство. Дядья мои были ребята озорные и отчаянные. Трех с половиной лет они посадили меня на лошадь без седла и сразу пустили в галоп. Потом меня учили плавать. Дядя Саша брал меня в лодку, отъезжал от берега, снимал с меня белье и, как щенка, бросал в воду”.

Сестры

Сестры

Екатерина Александровна

(1905-1977) и

Александра Александровна

(1911-1981).

Василий Федорович Наседкин (поэт, муж Екатерины, 1895-1938), Александра и Екатерина Есенины, А.Сахаров, Сергей Есенин, Софья Толстая. 1925 год.

imageЛистать вверх Листать вниз Получить код Скачивание материала начнется через 51 сек.Скачать материал (0.04 Мб)Скачать материал (0.04 Мб)

Нравится материал? Поддержи автора!

Ещё документы из категории литература:

Олена Пчилка – найкраще для дїтей Котлован Тема денег в русской литературе Жизнь и творчество Л.Н. Толстого Мнение Особливості творчості Льюїса Керролла Кастусь Каліноўскі 167119167072167065167064167060167038167037

image

X Код для использования на сайте: X

Чтобы скачать документ, порекомендуйте, пожалуйста, его своим друзьям в любой соц. сети.

После чего кнопка «СКАЧАТЬ» станет доступной!

Кнопочки находятся чуть ниже. Спасибо!

Кнопки:

Скачать документ

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий