Праздник под названием Юрий Коваль – “ВО!круг книг” Блог библиотеки им. А.С.Пушкина г.Челябинска

Биография

На рассказах, повестях и романах писателя Юрия Коваля выросли несколько поколений советских детей. И до сих пор его творчество остается притягательным для современного читателя, ценящего живое, яркое и емкое слово. В его жизни были неудачи: обвиняли в антисоветизме, не хотели печатать книги. Литературное руководство 70-х годов прошлого века требовало от писателя ясности, а он продолжал придумывать свои миры, в которых можно было путешествовать в поисках главного Острова Истины.

Детство и юность

Юрий Иосифович Коваль – младший сын в семье Иосифа Яковлевича и Ольги Дмитриевны. Мальчик родился 9 февраля 1938 года. Известно, что отец служил начальником уголовного розыска в Курсе, а во время Второй мировой войны боролся с бандитизмом в Москве. Мама работала главным врачом психиатрической больницы в Поливаново.

image
Писатель Юрий Коваль

В период войны семья находилась в эвакуации в Саранске. Здесь Ольга Дмитриевна была назначена на должность республиканского министра здравоохранения, ей было поручено одно из важных направлений работы – деятельность тыловых госпиталей. Детство у Юры было сложным – сказывались тяготы военного лихолетья. Пришлось в полной мере пережить голод и холод, бороться с костным туберкулезом. Но писатель в своей биографии никогда не жаловался на трудности.

Семья воссоединилась в Москве, и в 1945 году Юра поступает в школу № 657 на улице Чаплыгина. Неизвестно, как бы сложилась его писательская судьба, если бы не встречи с удивительными людьми. Среди них учитель литературы Владимир Николаевич Протопопов, который был описан Ковалем в рассказе «От Красных Ворот».

image
Юрий Коваль в молодости

Его называли странным и талантливым одновременно. Но именно преподаватель разглядел в тихом ученике незаурядную личность и старался раскрыть в полной степени талант будущего писателя и поэта. Коваль вместе с одноклассниками начали писать стихи, а в 8-м классе создали тайный союз поэтов. Творческое объединение заставило поволноваться педагогический коллектив и родителей, но взрослые, к счастью, разобрались.

«Это были шуточные стихи и лирические стихи, мы писали их на уроках вместо того, чтобы решать задачи по алгебре», – вспоминал Юрий Иосифович.

После школы выбор о поступлении был предопределен – в 1955 году юный Коваль подает документы в Московский государственный педагогический институт имени Ленина, на факультет русского языка и литературы.

Художник Юрий Коваль

Пединститут тех времен переживал свой так называемый золотой век. Прекрасный преподавательский состав, блестящие по своим талантам студенты – известные в будущем Юрий Визбор, Юлий Ким, Петр Фоменко, Юрий Ряшенцев и другие сформировали мировоззрение Коваля.

Первые рассказы Юрия Иосифовича появились в 1956 году в газете пединститута «Ленинец», за которые он получил первую премию в размере 50 руб. Помимо литературного творчества, Коваль проявляет себя и как художник. Он занимается у скульпторов-монументалистов Владимира Лемпорта, Вадима Сидура и Николая Силиса. Изучает рисунок, живопись, мозаику, фреску.

Юрий Коваль с учителями и учениками Емельяновской школы

По завершении пединститута Коваль получает два диплома – учителя русского языка, литературы и истории, а также учителя рисования.

Юрий отправляется на свое первое место работы. По распределению писатель попадает в село Емельяново Татарской АССР. По его воспоминаниям, первыми рассказами стали тексты диктантов. Коваль называл это легким хулиганством. Отработав положенный срок, Юрий Иосифович возвращается в Москву и уже здесь пишет несколько рассказов, связанных с Татарией.

Творчество

Один из рассказов «Октябрьские скоро» писатель показывает Юрию Домбровскому, с которым познакомился как иллюстратор его книги. Именитый писатель был настолько впечатлен прозой Коваля, что принимает решение отнести рассказ в журнал «Новый мир». Но Домбровскому было отказано. Коваль понимает, что его никогда не будут печатать и ему не пробиться в мире взрослой литературы:

«Что бы я ни написал, как бы я ни написал, как бы совершенно я ни писал, как бы прекрасно я ни написал — не напечатают. Ни за что».

Писатель Юрий Коваль

Будущее писателя решает случай. Его стихотворения для детей поэт Игорь Холин относит в редакцию журнала «Огонек», где они были приняты и напечатаны. Так Юрий Иосифович подбирается к своему главному предназначению – к детской литературе. В этот период Юрий Коваль работает преподавателем в школе рабочей молодежи. Скоро его приглашают на работу в редакцию «Детская литература», откуда увольняют через полгода.

Коваля принимают в журнал «Мурзилка», который в тот период считался кузницей писательских кадров. Его отправляют в командировку на границу, к пограничникам. Оттуда он привозит повесть «Алый» и рассказы «Козырек», «Белая лошадь», «Елец» и «Особое задание». Для писателя закончился период мучений и началась большая работа над прозой, которая и сделала его известным и любимым детским писателем в СССР.

Юрий Коваль

В 1970 году выходит сборник рассказов «Чистый Дор», в котором описывается жизнь села и жителей: дяди Зуя и его внучки Нюрки, Миронихи, Шурки Клеткина и других персонажей. В его творчестве много рассказов, которые до сих пор входят в школьную программу по изучению литературы. Среди них «Нулевой класс», «Веер», «Серая ночь», «Заячьи тропы», «Колобок» и другие. Юрий Коваль понимает главное писательское кредо и начинает менять жанры произведений.

В жанре юмористического детектива написана повесть «Приключения Васи Куролесова». Она получилась настолько удачной, что на Всесоюзном конкурсе на лучшую детскую книгу писатель получает третью премию. Коваль продолжает милицейскую трилогию и пишет повести «Пять похищенных монахов» и «Промах гражданина Лошакова», по которой в 1991 году был снят фильм.

Юрий Коваль и Борис Шергин

В 1972 году Юрия Иосифовича принимают в Союз писателей СССР по рекомендации Бориса Шергина, которого он считает своим духовным наставником. Коваль печатал в «Мурзилке» его сказки, а в конце 1980-х писал сценарии для мультфильмов по произведениям Шергина.

Во время поездки по Уралу, а писатель очень любил путешествовать, Юрий Коваль попадает на звероферму с песцами. После этого появляется повесть «Недопёсок» о свободолюбивом зверьке, который убегает из клетки и стремится попасть на Северный полюс.

Юрий Коваль и Рудольф Анапольский с деревенскими детьми на Урале

Однако в этом безобидном сюжете цензоры усмотрели антисоветский намек на «еврея, убегающего в Израиль». Несмотря на сложности, повесть о песце все-таки издается, но из плана публикаций вычеркивают следующую книгу Коваля «Пять похищенных монахов». Писателю пришлось отстаивать свои права на коллегии Комитета по печати.

В конце 1970-х годов кинематографисты снимают по произведениям Коваля две киноленты «Недопёсок Наполеон III» и «Пограничный пес Алый», в которых за кадром звучат песни писателя.

Экранизация повести Юрия Коваля «Пограничный пес Алый»

История с кино продолжается, когда Ролан Быков предлагает ему попробовать себя в качестве сценариста. Кинорежиссер хотел снимать фильм по рассказу Э. Сетона-Томпсона «Королевская аналостанка». В 1990 году Коваль на основе киносценария напишет повесть о кошке «Шамайка».

Писатель любил деревенские традиции, ему нравились северный русский быт и язык. Он посещал маленькие деревни, в которых жил по несколько месяцев. После путешествия по северным рекам Коваль напишет повесть «Самая легкая лодка в мире», за которую в 1986 году получит Почетный диплом Международного совета по литературе для детей и юношества.

Юрий Коваль в Карелии

Незадолго до смерти Юрий Иосифович заканчивает работу над романом «Суер-Выер», ставшим самым большим по объему произведением. В 1996 году автору посмертно присуждается премия «Странник» Международного конгресса писателей-фантастов.

На сайтах, посвященных творчеству Коваля, в свободном доступе находятся произведения мэтра, а также фотолетопись с редкими снимками из семейного архива, интервью и статьи о нем.

Личная жизнь

Подробностей о личной жизни писателя не так много. Известно, что он был дважды женат. Первой супругой стала его первая любовь Ия Николаевна Пестова. В браке появилась дочь Юлия. Второй женой была Наталья Александровна Дегтярь. У супругов родился сын Алексей.

Юрий Коваль с сыном Алексеем

Дети писателя тоже творческие люди. Алексей – актер, а Юлия по образованию врач, но выступает с концертами, исполняя песни под гитару.

Смерть

Дата смерти писателя – 2 августа 1995 года. Коваль умер у себя дома, в Москве. Причиной смерти стал обширный инфаркт. Юрия Иосифовича похоронили на Лианозовском кладбище, рядом с родителями.

Библиография

  • 1968 – «Алый»
  • 1971 – «Приключения Васи Куролесова»
  • 1975 – «Недопёсок»
  • 1977 – «Пять похищенных монахов»
  • 1984 – «От Красных Ворот»
  • 1984 – «Самая лёгкая лодка в мире»
  • 1987 – «Полынные сказки (повесть о давних временах)»
  • 1990 – «Промах гражданина Лошакова (Куролесов и Матрос подключаются)»
  • 1990 – «Шамайка»
  • 1998 – «Суер-Выер»
  • 1999 – «Монохроники»
  • 2000 – «Куклакэт»

Фильмография

  • 1979 – «Пограничный пёс Алый»
  • 1982 – «Тайна сундука»
  • 1988 – «Смех и горе у Бела моря»
  • 1991 – «Пять похищенных монахов»
  • 1991 – «Mister Пронька»
  • 2001 – «Евстифейка-волк»
  • 2003 – «Полынная сказка в три блина длиной»
  • 2004 – «Про барана и козла»
  • 2005 – «Про козла и барана»
  • 2008 – «Глупая»
  • 2008-2010 – «Круглый год»
  • 2010 – «Шатало»
  • 2010 – «Явление природы»

Александр Етоев

Писатель, певец, гитарист, поэт, художник, скульптор, сценарист, актер, охотник, рыбак Юрий Коваль… Фото из книги Юрия Коваля «Кепка с карасями»

В московском издательстве «Престиж Бук» выходит собрание сочинений Юрия Коваля (1938–1995), приуроченное к юбилею писателя. В трехтомник, как сказано в издательской аннотации, вошли все (или почти все) художественные произведения Юрия Иосифовича, в том числе  не опубликованные в авторских сборниках. Сегодня мы предлагаем фрагменты предисловия к собранию сочинений.

Писатель чрезвычайной необходимости

Юрий Коваль – писатель нужный, чрезвычайно необходимый. Скажу иначе: Коваль – писатель чрезвычайной необходимости. Так весомей звучит, необходимей, чрезвычайней.

Необходимый он даже не потому, что написал «Недопеска» – «одну из лучших книг на земле», как назвал ее поэт Арсений Тарковский. А потому, и это в первую очередь, что он знает все звериные языки Земли – кошачий, собачий, птичий, – включая языки экзотические, такие как пчелиный и черепаший.

Коваль вообще знал много чего. Например, способ, как не заблудиться в лесу. Оказывается, все просто. Надо снять с себя куртку, свитер, тельняшку. Вывернуть тельняшку наизнанку, потом надеть. В голове что-то перевернется, и дорога к дому отыщется.

Лес в приведенном примере можно воспринимать как метафору. Например, если вы, читатель, захотите вдруг переквалифицироваться в писатели и однажды, сочиняя рассказ, обнаружите, что заблудились в словах, поступайте в точности так же: разденьтесь, выверните тельняшку – тут-то нужные слова и найдутся.

Книги Коваля (каждая!) такие же чудесные, как Жар-птица.

Повесть «Алый», с которой все началось и простой человек Коваль превратился в писателя Коваля. После «Алого» – «Чистый Дор», «Приключения Васи Куролесова», «Листобой», «Недопесок», «Пять похищенных монахов», «Кепка с карасями». «Самая легкая лодка в мире», «Полынные сказки», «Шамайка»… Плюс большой роман для взрослых с загадочным названием «Суер-Выер».

Еще он пел, играл на гитаре, сочинял песни, стихи, рисовал, лепил, резал по дереву, писал сценарии для фильмов и для мультфильмов, сам снимался в кино, воспитывал детей и животных, путешествовал, был охотником, рыбаком – каких дел он только не переделал за отпущенный ему в жизни срок.

Лично мне, когда я грущу, а такое со мной иногда бывает, достаточно открыть наугад любую книгу Юрия Коваля, на любой странице, и грусть проходит, начинается радость.

«Отложил я весло, хотел закурить. Шарь-пошарь – нету махорки. Только что в кармане шевелилась – теперь нету. Вдруг стемнело над рекой. Солнце-то, солнце за тучку ушло! Куда ж это я забрался? Лес кругом страшный, корявый, черный, вода в реке черная, и стрекозы над ней черные…»

«Он вышел на крыльцо, и тут же под ступеньками что-то затрещало, зашуршало, и оттуда выскочил рыжий пес. Вид у него был неважный. Одно ухо стояло, другое висело, третьего, как говорится, вообще не было…»

Я нарочно не говорю, откуда эти цитаты, потому что цитировать Коваля, проговаривать его строчки вслух – уж не знаю, как для других, а для меня это чистое удовольствие.

Искусство

«Мы в Москву ездим за вологодским маслом. Там есть магазин на Преображенке. Я пачку масла ем два месяца. А Троцкого убили кирпичом».

Такую речевую цитату приводит Коваль в своих «Монохрониках». Автор фразы наукой не установлен, так что можно сказать – народ.

Вы спросите, а при чем тут искусство?

А при чем в приведенной цитате Троцкий?

На самом деле все в мире взаимосвязано. И Троцкий, и вологодское масло, и даже пятна на Солнце, про которые все мы знаем, но которых никто не видел. Всё это кубики и детальки, тот знаменитый сор, из которого и делается искусство.

Так, Юрий Иосифович? Я правильно говорю?

Охота

Есть любительская видеозапись: идет молодой Коваль по лесу – светлая куртка, кепка на голове, за плечом ружье, во рту папироса… Весенний это сезон охоты или осенний – не знаю, я не охотник, но, судя по природе – осенний. Пушкин из меня никакой, но что-то во мне вдруг щелкнуло, и получилось это:

Осень, влажная натура,

небо серое, жнивье,

Вологодчина плюс Юра,

папироса плюс ружье.

Сапоги, скрипит резина:

«Топь болотная, уйди!»

Там волнушка, здесь осина,

лес мохнатый впереди…

На лесе и осине я понял, что надо остановиться, потому что Коваль про осину уже написал, и про себя-охотника уже написал, и про ружье написал, и даже про бутерброд с лососиной, который он жевал под осиной, написал тоже:

…и его персонажи. Иллюстрация Ивана Иванова из собрания сочинений Юрия Коваля

Под старой осиной,

Корявой осиной,

Охотник жевал

Бутерброд с лососиной.

И вдруг из сосенок,

Зеленых сосенок,

На просеку вышел

Веселый лосенок.

И солнце светило,

Синица свистела,

Ружье на сучке

Преспокойно висело.

Охотник жевал бутерброд,

Улыбался,

Смотрел на лосенка,

На лес любовался.

Наверно, приятно

Сидеть под осиной,

Сидеть и жевать

Бутерброд с лососиной.

Я и остановился.

P.S. Коваль вообще много чего описал в стихах, ведь стихами человек разговаривает, когда влюблен – в дерево, в человека, в солнышко на закате и на заре, во всякую тварь божию на земле и в небе – от ангелов до последнего паучка, дремлющего на лесной паутинке, – в жизнь, одним словом.

Маленький Пушкин

«Плоха та детская книга, которая интересна одним лишь детям». Это сказал не я, это сказал английский писатель Клайв С. Льюис, открывший знаменитую Нарнию – страну, не обозначенную на карте, но существующую реально в пространстве сказки, как существуют в нем Швамбрания и Гель-Гью, Страна чудес и свифтовская Лапута, Цветочный город, что на Огурцовой реке, и провалившаяся в океан Атлантида.

Слова Льюиса перевел Коваль, и у него получилось вот что: «Писать для детей надо так, будто пишешь для маленького Пушкина».

Под лежащее сказуемое вода не течет. Слово не должно лежать в художественном тексте (слава богу, вышеприведенный образец не художественный) колодой, слово должно играть, подпрыгивать, веселиться, вставать с ног на голову, не давать читателю заскучать. Чтобы под ним, словом, бежала речка с живой водой. Для чего иначе литература? Для эпитафий?

Чувство смешного

Были раньше такие люди – милиционеры.

В народе они считались образцом тупости. Анекдоты о них ходили – вот, например. Сколько нужно милиционеров, чтобы ввернуть лампочку? Правильный ответ: шесть. Один милиционер стоит на табуретке и держит в патроне лампочку, четверо крутят его вместе с табуреткой по часовой стрелке, еще один, с рацией, стоит рядом, чтобы в случае чего вызвать подмогу.

Потом милиционеры исчезли, место их заняли полицейские, про этих анекдотов уже не рассказывали.

Мое мнение насчет пресловутой (очень мне нравится это слово, потому и курсив) милиционерской тупости с народным мнением расходится: не потому милиционеры шуток не понимали, что все тупые. Им по должности своей не положено было быть (такое сочетание мне тоже нравится, потому опять же курсив) на равных с потенциальным правонарушителем. Ведь каждый из нас в глазах милиционера потенциальный правонарушитель. Поставьте себя на место стража правопорядка. Стоит только тебе, стражу, улыбнуться или ответить на шутку шуткой, как ты, страж, автоматически уравниваешься с человеком, вызвавшим в тебе, страже, чувство смешного, а человек этот, возможно, преступник. Это как в бане – все голые, погоны и ордена сданы под номерок гардеробщику и кто есть кто, непонятно. Юмор сближает людей, уравнивает их, вызывает сочувствие, а сочувствие и правопорядок – две вещи несовместные. Не правда ль, Моцарт?

Вася Куролесов, любимый мой ковалиный герой, кстати, тоже милиционер. И капитан Болдырев, улавливающий запах укропа в любых немыслимых обстоятельствах. И Иосиф Яковлевич Коваль, начальник уголовного розыска города Курска, отец писателя. Но я сейчас не о них, я – о чувстве смешного.

Мой критерий при чтении: если на первых 8–11 страницах я ни разу не улыбнулся, для меня это тревожный сигнал. Стоит ли читать дальше? Я люблю веселые книги. Не в смысле «сатира-юмор», где автор смешит намеренно, чтобы выдоить из читателя смех, не только, где всё веселое – герои, ситуации, разговоры, – хотя такое очень люблю. Но где веселая сама проза, где слова играют друг с другом, подмигивают тебе со страницы: давай включайся в игру, подыгрывай, коли ты не совсем зануда и не член партии некрофилов.

Вот, скажем, неулыбчивый Юрий Казаков пишет о северных работягах-пьяницах. Серьезно пишет, но читаешь его, и делается весело, даже самому с ними выпить охота. А, например, писатель Сигизмунд Кржижановский, открытый для читателя в перестройку, меня лично в тоску вгоняет, несмотря на все свое мастерство.

Коваль – писатель из богоданных, тех, кому Бог дал все и, главное, волшебную авторучку (помнит кто-нибудь такой бытовой предмет?) – только кончик ее прикоснется к листу бумаги, как на бумаге образуется что-то вроде:

«– Не надо его на ферму, мам, – сказала Вера. – Пускай он у нас поживет. Будет как собачка. Давай мы его пригреем.

– Куда я, Клав, теперь поеду, – поддержал Веру плотник. – Разве я проеду по такому снегу? К тому же задняя ось, похоже, треснула.

– У тебя я знаю, где треснуло, – сказала мамаша Меринова, недовольно поглядевши плотнику в глаза. – Ты скажи-ка лучше, что это ты у магазина делал?

Плотник Меринов смешался, закашлялся, вытащил из-под крыльца какую-то веревку и пошел за калитку, сказавши загадочно:

– Схожу за жердями».

Таких, как Коваль, немного, почему-то добрый Господь не отпускает им долгих лет.

Слава

Есть писатели славы громкой. Как колокол. Или как медный таз. И есть писатели тихой славы. Слава громкая – часто слава короткая: грохнет в потолок пробкой в банкетном зале бывшего великокняжеского дворца, погуляет эхом по телеэкранам и уйдет, как уходит в форточку из курилки табачный дым. Тихая – слава долгая. Поэтесса Татьяна Бек сказала о писателе Ковале: «Слово Юрия Коваля будет всегда, пока есть кириллица, речь вообще и жизнь на Земле».

Я давно люблю книги Юрия Коваля, лет уже без малого сорок. Изданные как детские, они написаны для всех читательских возрастов, все в них легкое и волшебное – и предметы, и голоса зверей, и деревья, и цветы полевые, и слова, которыми говорят звери и люди, птицы и дождевая вода.

Обыденность в его книгах объединилась с волшебной сказкой.

Вот топор, забытый в лесу, он не просто отыщется под кустами, а блеснет в тени, как глубинная рыба («Чистый Дор»). А сама глубинная рыба – ночная скользкая осенняя рыба налим – глянет на вас маленьким, как божья коровка, глазом, а потом ворочается всю ночь, никак не может уснуть, шевелит).

Наверное, это и называется зрением художника – увидеть глаза налима, понять его ночную бессонницу.

Клуб Юрий Иосичей

Каких только необычных клубов не бывает на белом свете. Клуб ветеранов Метростроя. Клуб поклонников Джона Леннона. Клуб любителей 13-го портвейна.

Но мало кто из современников знает, что существовал в недалеком прошлом клуб Юрий Иосичей. Основали его три человека, три «Иосича»: Юрий Иосифович Коваль, Юрий Иосифович Домбровский и Юрий Иосифович Визбор. И тот, и другой, и третий ныне фактически уже классики, и говорить об их значении для русской культуры все равно что объяснять человеку в возрасте, кто такой, допустим, Юрий Гагарин. Хотя, возможно, для юного поколения имеет смысл о них коротенько напомнить.

О первом представителе клуба, Юрии Иосиче Ковале, вы уже кое-что узнали, добавлю только одно: это о нем сказал Ролан Быков, что таких писателей, как Юрий Коваль, надо срочно заносить в Красную книгу, пока не перевелись, не вымерли.

Юрий Иосич Визбор – журналист, актер, классик авторской песни и вообще человек-легенда.

И Юрий Иосич Домбровский – писатель, поэт, лагерник, автор «Хранителя древностей», «Факультета ненужных вещей», стихов и гениальных рассказов.

В клуб входил еще один Юрий Иосич, четвертый, который скромно оставался в тени; это был водитель такси, подвозивший однажды Юрия Коваля домой и тогда-то, в машине, обращенный в святое братство Юрий Иосичей. О нем история в дальнейшем умалчивает.

Наверное, это был очень веселый клуб, судя по тем талантам, которыми не обделил Господь Бог троицу его основателей. Жаль, что никто не вел хронику клубной жизни.

Но вот ушли потихонечку один за другим – сначала Домбровский, потом Визбор, за ними – Коваль. Не стало их – не стало и клуба. Так всегда – любителей 13-го портвейна хоть пруд пруди, а талантливых Юрий Иосичей – раз, два, три и обчелся.

P.S. Сергей Андреев, большой знаток и кропотливый исследователь творчества Юрия Коваля, когда я опубликовал впервые эту заметку, меня поправил: «Александр Етоев немного ошибся. Юрий Иосичей в клубе было 5! Был еще поэт Юрий Иосич Коринец. А таксиста приняли последним. И привел его не Коваль, а Визбор».

Моя ему благодарность за это. Река нашего сердца

У каждого человека, если он не житель пустыни, есть в жизни своя река. Нева, Днепр, Енисей, Темза, Миссисипи, Фонтанка – не важно, как она называется и на какое долгое расстояние нас с ней разлучает жизнь. Она течет в нашей памяти, мы помним цвет ее, запах, линии берегов, деревья по берегам, листья, плывущие по воде осенью. Себя помним на ее берегах, отражение наших счастливых лиц, когда дрогнет на воде поплавок или проплывет мимо нас на весенней льдине ленивая городская птица.

Ковалю была подарена Яуза.

Ограждена от нас гранитом,

Как воробей, невелика,

Под небом, осенью залитым,

Течет забытая река.

В ней отражаются антенны,

Пустые окна, чердаки,

В ней стынут хлопья мыльной

пены,

Преображаясь в островки…

Пишу осенью, в октябре.

В глазах у меня Фонтанка, река моего сердца. В голове моей звучит песня Юрия Коваля про Яузу:

На нашей набережной осень,

За тополями старый дом,

Дом двадцать семь, квартира

восемь,

В котором мы еще живем.

«В котором мы еще живем»…

Грустно.

Взятие Гаваны

А грустно кончать не хочется.

Коваль – человек веселый.

Расскажу-ка я на закуску историю о Сергее Михалкове, как он Гавану брал. Услышал я ее в телевизоре от художника Виктора Чижикова, письменный вариант рассказа найти не смог, хотя и перерыл весь Интернет.

Дело было в ЦДЛ, на очередном юбилее живого классика. Зал битком, кроме писателей, в нем представители братских литератур, делегаты от стран соцлагеря, и каждый обязан выйти к юбиляру с поздравительной речью.

Вот выходит на сцену представитель Болгарии, поздравляет.

– Как же, помню Болгарию, – дружелюбно говорит юбиляр. – Когда мы в сорок четвертом брали Софию… – и что-то говорит дальше.

Болгарина сменяет поляк. Цветы, поздравления.

– Да, Польша, – говорит Михалков. – Когда мы в сорок пятом брали Варшаву…

Поздравляет представитель Чехословакии.

Михалков:

– Конечно, помню Чехословакию. Когда мы брали Прагу…

То же самое делегату от ГДР – про Берлин.

Настал момент для представителя Кубы.

Выходит кубинец, говорит речь.

И тут из зала раздается голос Юрия Коваля:

– Когда мы брали Гавану…

По-моему, история замечательная. На ней я и ставлю точку в разговоре о Юрии Ковале.

P.S. ко всему

написанному.

Наверное, как велят правила, нужно было бы дать читателю биографию Юрия Коваля, раз уж я, грешный, взялся написать предисловие к этой книге.

Каюсь, биографии я не дал.

http://www.ng.ru/ng_exlibris/2018-02-08/12_922_koval.html P.S.  Слушать песни Ю.Коваля – https://www.youtube.com/watch?v=HMeCEMPRGcw http://poiskm.co/show/юрий-коваль

Юрий Коваль – писатель-художник, о котором знают все: и взрослые, и дети. Он, как никто другой, показал, что детская литература – это глубокий и неисчерпаемый источник, из которого можно питаться такой необходимой для жизни энергией. Творчество Юрия Коваля известно за пределами России, его произведения неоднократно переводились как на европейские, так и на китайский и японский языки. Кроме того, по мотивам его книг даже сегодня снимают оригинальные мультфильмы и кинокартины.

Краткая биография: Юрий Коваль – детство

После окончания войны семья переехала к Красным Воротам. Речь идет о районе города, о котором уже в зрелом возрасте было написано несколько биографических произведений. Здесь Юрий Коваль поступил в школу и заявил о себе как о будущем гении литературы. За школьной партой мальчик вместо математики занимался написанием стихов. Это были и шуточные, и лирические строки, но уже настолько глубокие и проникновенные, что трогали за самые тонкие струны души.

После школы Юрий Коваль поступил в Педагогический институт имени Ленина в Москве. Сначала его факультет готовил специалистов по русскому языку и литературе, а когда Коваль заканчивал его, то это уже был историко-филологический факультет. В институте писатель познакомился с огромным количеством известных людей и продолжал с ними дружбу практически всю жизнь.

Мирное время

Первые произведения автора были напечатаны именно в институтской газете, здесь и началась творческая деятельность будущего гения литературы. Из института Юрий Коваль вышел с двумя дипломами: русского языка и литературы, истории и рисования. Общество узнало о Ковале-художнике не намного меньше, чем о Ковале-писателе. Он интересовался особенностями живописи, мозаики, фрески, неоднократно принимал участие в выставках и даже сам иллюстрировал свои книги.

Юрий Коваль: биография литератора

Жизнь этого человека была невероятно насыщенной. Разносторонней личностью был Юрий Коваль, биография которого рассказывает нам о том, что первые шаги его как педагога стали многообещающи. Он начал свою педагогическую деятельность в селе Емельяново. Преподавал русский язык, литературу, географию, историю, пение и другие предметы. В этот момент деятельность Коваля как писателя активизировалась, но, к сожалению, не все произведения были опубликованы.

Именно в тот период Юрий Коваль определил, что хочет заявлять о себе как о детском писателе. «Взрослая» литература была слишком перенасыщена для него. Там не было и никогда не будет той непосредственности и непринужденности, как в детской. Именно поэтому Коваль Юрий Иосифович выбрал путь детского литератора.

Первые детские произведения были опубликованы в соавторстве с Леонидом Мезиновым в 1966 году («Сказка о том, как строился дом», «Сказка про чайник»). Преподавательскую деятельность Коваль сменил на работу в журнале «Детская литература», потом «Мурзилка». В эти годы автор опубликовал биографические произведения «Алый» и «Чистый Дор».

Творческая деятельность 1970–80-х годов

Писатель Юрий Коваль в это время определил свой жизненный и творческий девиз, который говорил о том, что нельзя постоянно работать в одном и том же жанре. Нужно чаще изменяться и осуществлять все новые и новые поиски. Работал автор и в жанре юмористических детективов, по мотивам которых вскоре были сняты мультфильмы. Это хорошо известная как взрослым, так и детям повесть «Приключения Васи Куролесова».

Невероятный успех произведений Юрия Коваля позволил ему стать членом Союза писателей (благодаря рекомендациям Шергина Б. В. и Писахова С. Г. – авторитетных членов Союза писателей СССР). В благодарность за оказанное доверие Коваль печатает на страницах журнала «Мурзилка» сказки Шергина, а вскоре пишет сценарии и способствует съемкам мультфильмов по мотивам этих сказок.

Биография этого выдающегося человека рассказывает читателю о многочисленных поездках на Урал, где писатель черпал идеи для своего творчества. Повесть «Недопесок» была написана именно по мотивам тех впечатлений, которые произвели на автора песцы со зверофермы на Урале. Но эта повесть не была принята миром, и после ее выхода в свет следующие произведения писателя не печатались. Но вместе с Эдуардом Успенским, писателем, которого постигла та же участь, Коваль обжаловал решение о запрете, и тиражирование их повестей было восстановлено.

Творчество писателя в кинематографии

Вскоре по мотивам произведений Юрия Коваля снимают фильмы: «Недопесок Наполеон III», «Пограничный пес Алый». За кадром фильмов звучат песни авторства Коваля, немного позже он и сам играет роль в «Марке страны Гонделупы». Невероятная творческая активность и стремление к совершенству – вот что двигало Юрия Коваля постоянно вперед. Как уже говорилось, писатель был неравнодушен к путешествиям: Урал, Север, Вологда, центр городской суеты и невероятная глушь поселка – все это описывалось в том или ином сочинении.

Премии и почет

Почетный диплом Международного совета литературы для детей и юношества был вручен Ковалю за повесть «Самая легкая лодка в мире». Он стал гением литературы для детей. Никто не мог так тонко и проникновенно почувствовать детскую психологию и тем более описать ее. «Полынные сказки» – истории немножко из уст мамы, немножко выдуманные, но настолько правдивые, что читаешь и веришь каждому слову.

За эти сказки Юрий Коваль получил первую премию на Всесоюзном конкурсе детской книги. Планировалось победить и в Государственном, но не получилось.

Благодаря огромному опыту писателя с 20-летним стажем Коваль имел честь проводить семинар для молодых детских писателей, организованный журналом «Мурзилка». Сначала занятия проводились в помещении издательства, а потом в мастерской самого Юрия Коваля.

Творческая деятельность 1990-х годов

Издано небольшое количество аудиоверсий романа и поставлен спектакль «Суер-Выер» в «Эрмитаже».

Послесловие

Смерть застала Юрия Коваля неожиданно, в 57 лет. Умер он от обширного инфаркта и похоронен рядом с родителями на Лианозовском кладбище. На творчестве этого человека выросло несколько поколений детей во всем мире, а книги его до сих пор ждут новых маленьких читателей.

(9 февраля 1938 г., Москва – 2 августа 1995 г., там же) image Коваль Юрий Иосифович. Фото с сайта https://edu.glogster.com/glog/koval/2ppdmcw6n41

«Коваль — это детский Солженицын» В. Белов

Родился в Москве, в семье работника милиции. В годы Великой Отечественной войны его отец был начальником уголовного розыска города Москвы. Этот героический человек, по словам Юрия Коваля, «всю войну прошел в Москве, тем не менее, был многократно ранен и прострелен». Мать в годы войны, в эвакуации была главврачом в госпитале. Поэтому военное детство будущего писателя прошло среди врачей и людей военных. Впоследствии Ю. Коваль вспоминал: «Тогда в этой больнице стояло много костылей, и я эти костыли принимал за винтовки».

В школе будущий писатель особого рвения к учебе не проявил, но всегда с благодарностью вспоминал своего учителя литературы В.Н. Протопопова – «величайшего из учителей, умевшего находить совершенно неординарные подходы к делу, к любой теме», верившего в своего ученика. Писать он начал еще в школе. Именно тогда стали появляться первые стихи. Что-то вроде:

В В В  В  В  В  В  В Метели летели, В В  В  В  В  В  В  В  В  В  В Метели мели, В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  Метели свистели В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  У самой земли В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  В  («От Красных ворот»)

В 1955 году после окончания школы поступил в Московский пединститут. Среди его институтских друзей были Ю. Визбор, Ю. Ким, П. Фоменко. Юрий Коваль серьезно увлекся авторской песней и стал даже виртуозным гитаристом. Он очень любил рисовать. И после окончания института получил сразу два диплома, один из которых был «учитель рисования».

По распределению был послан в село Емельяново в Татарии, и первыми его «литературными произведениями» были тексты школьных диктантов.

Это был диктант на правописание шипящих.

Вернувшись в Москву, Юрий Коваль печатается в журналах «Пионер», «Мурзилка», «Смена», «Огонек». «Я никогда не писал для детей, но всегда получалось для детей» – говорил Коваль.

Начав печататься, Коваль был уверен, что его призвание – стихи, но после первой же командировки с заданием редакции написать стихи о пограничниках привез рассказ.

Драматическую историю о пограничной собаке и ее хозяине «Алый» сам автор считал началом своей писательской жизни. Это история преданности, любви, мужества, нежности, история противостояния злу. Диссонанс – вот особенность поэтики рассказа. Жизнь и смерть, тишина и тревога, ирония и печаль, суета и вечность – противоположности, помогающие читателю понять природу человека, его тайны. Читатель подвластен обаянию героев рассказа с первой встречи, он радуется подмене, забавной метаморфозе: думает, размышляет пес Алый, действует – человек, солдат Кошкин.

1969 год был для Ю. Коваля урожайным: выходит сборник его стихов «Слоны на Луне», отдельными изданиями – рассказы «Особое задание» и «Путешествие за границу». Потом были его сборники рассказов «Чистый дор», «Кепка с карасями», «Листобой», «Картофельная собака», написанные на деревенском материале (целый год писатель жил в глухой деревне на Севере), сразу сделали его известным.

Герои Ю.Коваля – и взрослые, и дети, но дети рассудительны и ответственны, а взрослые доверчивы и непосредственны. Повседневная жизнь жителей северной деревни для писателя интереснее всякой сказки. Жизнь там нетороплива и полна важных событий, будь это приход «лесовика» в магазин за сахаром или участие всей деревни в проводах семилетней Нюрки в первый класс.

Коваль дружил со многими художниками. Результатом многолетней творческой дружбы с художником Т. Мавриной стала книга «Стеклянный пруд», в которой художник и писатель исполнили книгу дуэтом.

Удивительно симпатичен герой повести Ю. Коваля «Приключения Васи Куролесова»(1971 г.), «материалом» для которой стали «детективные» истории, когда-то рассказанные отцом.

Главный герой повести, Вася Куролесов отправляется в районный центр на базар за поросятами, а привозит домой в мешке облезлого пса, которого ему подсовывают жулики. Тогда Вася отправляется на поиски жуликов, нацепив для маскировки усы — клочок от полушубка, но по неопытности сам попадает в милицию. Повесть развивается в эксцентрическом ключе, вплоть до кульминационной сцены в станционном зале ожидания, когда Вася помогает милиционеру поймать преступника, надев ему на голову мусорную урну.

Ю. Коваль неистощим на выдумки: кто бы, например, догадался вместо скучных постраничных примечаний дать в конце книги уморительный «Краткий словарик, на всякий случай составленный автором»?!

Не следует и удивляться книге, вышедшей в 1974 году «Избушка на Вишере». Жанр ее — фотокнижка. Опять Ю. Коваль неподражаемый мастер не только слова, но и замечательный фотохудожник. Руки у него, как у настоящего художника, были мастеровые, «умелые» руки.

Еще более изобретателен Ю. Коваль в повести «Недопесок» – вершине своего творчества, вышедшей впервые в 1975 году с иллюстрациями Г. Калиновского, которые писатель сам ценил очень высоко. В основу повести был положен собственный учительский опыт Ю. Коваля и посещение зверофермы, на которой работал его друг. Как и в других произведениях Коваля, главная сюжетная линия — приключенческая , почти детективная: побег – преследование — поимка (по времени — всего несколько дней жизни между зверофермой и деревней Ковылкино). Но судьба маленького «перспективного» песца вписана в жизнь деревеньки, в жизнь планеты Земля (песец, по мнению дошкольника Серпокрылова, идет на Северный полюс), вписана в мироздание: всем событиям невольный свидетель — созвездие Орион. Простодушные деревенские жители со всеми их добрыми и дурными поступками — земляне. В повествовании, кажется, нет ничего фантастического, разве что писательская способность читать мысли на расстоянии, и не только у взрослых и детей, но и у зверей. По существу, два героя главные: недопесок и дошкольник, они выписаны Ю. Ковалем как «двойники», лирически и юмористически «зарифмованные» друг с другом, – свидетельство тому их звучные имена — недопесок Наполеон Третий и дошкольник Серпокрылов. Им далеко еще до взрослой жизни, но их мечты совсем взрослые. Недопесок бежит от привычной невольничьей жизни на свободу северных снегов, но свобода –В лишь половина его мечтаний, она нужна ему для того, чтобы там, на воле, обзавестись семьей. Мечта о любви, а значит о взаимопонимании, сердечном общении, об узах –В лирический стержень произведения. А урок живописи-словесности, когда второклассники создают «иллюстрацию» к стихотворению М. Ю. Лермонтова «Сосна», –В почти самостоятельная лирическая новелла о прекрасном детском неведении о том, что такое горькое чувство одиночества; в их наивных рисунках мир «густо заселен», в них нет ни «пустыни одиночества», ни «вершины одиночества».

Еще не праздником, но предощущением праздника дышат последние главы «Недопеска». Конец четверти — тоже свобода впереди, но настроение создается описанием предпраздничных приготовлений: все стряпают пельмени, каждый у себя дома, но все вместе думают друг о друге и о Наполеоне Третьем и самозабвенны в этом почти ритуальном действе. Лирический эпилог — микросюжет повести, где все мечты должны сбыться. Эта высокая повесть о смысле постижения ребенком той истины, что детство и свобода неразделимы.

В последующие годы Коваль продолжает работать в жанре сказки и рассказа. Все герои Ю. Коваля – мечтатели и открыватели неведомого. «Пять похищенных монахов»(1977), «Самая легкая лодка в мире», «Полынные сказки»(1988) — это произведения, в которых все герои стремятся найти самый верный путь к своей мечте и к себе.

Последние годы жизни Ю. Коваль много работал, встречался с читателями, был наставником литературной молодежи в объединении при журнале «Мурзилка».

Он ушел из жизни полный творческих планов в возрасте, в котором П. Бажов только начал свой писательский путь. В 1995 году Ю. Коваль был удостоен премии им. Г. Х. Андерсена.

Ю.Коваль — писатель для всех возрастов. Им зачитываются и малыши, и подростки, и взрослые. В опубликованном посмертно интервью с писателем приводятся такие его рассуждения: «Я писал, быть может, о взрослых проблемах, но языком, понятным для детей. Вот почему у меня нет банальных детских героев…».

Литература о творчестве Ю. И. Коваля

15. Ярцева О. «Мне нужен выход к морю»: 9 февраля Ю. Ковалю исполнилось бы 65 лет // Первое сентября.– 2003.– 18 февр.– С. 8

Викторина, посвященная творчеству Ю. И. Коваля

Вопросы по рассказам, стихам, повестям Ю. Коваля

  • Каким словом заканчивается такое стихотворение:
  • Из чего сделаны любимые колокольчики писателя?
  • О каких змеях упоминает Коваль в «Соседстве»?
  • Что такое – листобой, Летний кот, Орденские ленты?
  • Как называется черный березовый гриб?
  • И засияло что-то там в ветках ивы, и сполз с них, потрескивая, закачался в воздухе сверкающий колобок» Что это было?
  • Кто такой капитан Клюквин?
  • В деревне Василево все собаки – Тузики, все тетушки – тети Мани. А все коровы?
  • Почему Тузика назвали «Картофельной собакой»?
  • Как звали доброго пса, обжору, который научился, есть чернику?
  • Какого пирата из повести Коваля «Шамайка» вы знаете?
  • Какое слово пропущено в названии рассказа «Раз, два, …, четыре»?
  • Как называлась деревня в повести Ю.Коваля «Недопесок»?
  • Почему стал возможен побег недопеска Наполеона?
  • Куда и зачем, по мнению дошкольника Серпокрылова идет недопесок Наполеон Третий?
  • В каком месте вечно вешала курицу Райка Паукова, и об этом знал весь дом?
  • Какой технической особенностью славился дом по Зонтичному переулку, в котором жили герои повести?
  • Что использовал Крендель в качестве голубятни?
  • Как звали старушонку, которая приглядывала за Кренделем и его братом?
  • О чем мечтал Похититель?
  • Что он оставлял на месте преступления в качестве улики?
  • Какое дерзкое преступление совершил Моня Кожаный при помощи мешка и духовой винтовки?

Для составления викторины использованы:

«Я книг его читаю строки…»// Читаем, учимся, играем.-2002.-№ 6.-С.56-63

Перемышлев Е. Юрий Коваль. Пять похищенных монахов: Викторина // Литература (Прил.).– 1999.– № 23.– С. 13

Составитель: гл. библиограф Г. В. Зверева

Лучшие детские писателиЮ.И.Коваль

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий